Понятие и сущность ювенальной юстиции

Предлагаем ознакомиться со статьей: "Понятие и сущность ювенальной юстиции". Здесь подобран материал из авторитетных источников. В случае возникновения вопросов вы можете их задать дежурному специалисту.

Понятие ювенальной юстиции

До настоящего времени нет четкого определения понятия ювенальной юстиции и ее элементного состава, а также не определено место этой юстиции в системе противодействия преступности несовершеннолетних. Данный вопрос практически не рассмотрен, а между тем он, на наш взгляд, имеет большое значение.

Этимологически термин «ювенальный» берет свое начало от латинского слова juvenis (junior), что означает — молодой, юный, а также — молодой человек, юноша, девушка.

Рассматривая элементы ювенальной юстиции, важно определить, что же именно следует понимать под самой ювенальной юстицией. Среди ученых и практиков до сих пор нет единого мнения о том, какое место занимает ювенальная юстиция в системе противодействия преступности несовершеннолетних. Одни авторы считают, что ювенальная юстиция — элемент системы профилактики. Другие полагают, что профилактика входит в ювенальную юстицию. Так, С.Н. Апатенко считает, что «ювенальная юстиция – это специальная система взаимодействующих институтов, занимающихся защитой прав и интересов несовершеннолетних, профилактикой детской беспризорности, безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

Некоторые авторы отождествляют понятие ювенальной юстиции с ювенальным судом. В частности, А.В. Лихтенштейн полагает, что «ювенальная юстиция представляет собой судебную систему, осуществляющую правосудие по делам о несовершеннолетних и имеющую задачи: судебной защиты прав и законных интересов несовершеннолетних и судебного разбирательства дел о правонарушениях и преступлениях несовершеннолетних».

Например, судья Ростовского областного суда, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Российской академии правосудия (Ростовского филиала), соучредитель и член Совета общественной организации «Региональная ассоциация специалистов по поддержке судебно-правовой реформы и ювенальной юстиции в Ростовской области» («Ювенальный центр») Е.Л. Воронова определяет ювенальную юстицию как «систему защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, объединяющая вокруг специализированного суда по делам несовершеннолетних социальные службы (органы и учреждения государственной системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних), общественные организации».

Указанный автор, также отмечает, что «Ювенальная юстиция — это и особая система правосудия, при которой ее центральное звено — ювенальный суд (судья, специализирующийся по делам несовершеннолетних) — тесно взаимодействует с социальными службами как до рассмотрения дела судом, так и после принятия судебного решения, независимо от того, рассматривает ли суд материалы в отношении несовершеннолетнего-правонарушителя, либо осуществляется защита его прав в порядке гражданского судопроизводства».

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Член Конституционного совета доктор юридических наук С.Ф. Бычкова отмечает несколько понятий ювенальной юстиции:

1) система особого судопроизводства по делам о правонарушениях несовершеннолетних, совершивших уголовно наказуемые деяния и достигших возраста уголовной ответственности;

2) система норм и институтов, связанных с ребенком как субъектом правонарушений, независимо от его возраста и категорий правонарушений;

3) система, включающая не только соответствующее законодательство, но и комплекс государственных и иных органов и организаций, имеющих своим назначением защиту прав и законных интересов несовершеннолетних; осуществляющих правосудие в отношении несовершеннолетних, реагирование на правонарушения несовершеннолетних.

По мнению С.Ф. Бычковой, оптимальным представляется последнее определение, «так как в случае принятия его в качестве базового могут быть в максимальной мере реализованы принципы ювенальной юстиции, которые обусловливают выделение ее из общей юстиции: преимущественно охранительная ориентация, воспитание, социальная насыщенность, максимальный учет при осуществлении процессуальных действий и принятии процессуальных решений в отношении несовершеннолетних их индивидуальности».

В то же время анализ вышеприведенных определений позволяет сделать вывод о том, что они рассматривают только юридическую основу, т.е. правовые акты, регламентирующие деятельность ювенальных судов и нормативные акты, направленные на правовую защиту прав несовершеннолетних. С этим можно не согласиться, поскольку ювенальной юстиции присущ и социальный аспект, в который заложены идеи, направленные на воспитание, социальную защиту несовершеннолетнего, сокращение вредного влияния на детей и подростков судебного рассмотрения дел и строгости уголовных наказаний.

Так, С. В. Яровая, преподаватель кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права Саратовской государственной академии права, отмечает, что «приверженцами ювенальной юстиции становятся в первую очередь не юристы, а представители иных областей знания: врачи, психологи, педагоги… В этом общественном процессе есть одна особенность — неюристы расширяют теоретическое и практическое пространство ювенальной юстиции, перенося акценты на соответствующие методико-психологические, социальные службы помощи детям и подросткам, забывая, что базовые правовые основы ее деятельности должны разрабатываться профессионалами-юристами… и основное содержание данного понятия — это прежде всего правосудие и центральным его звеном является суд».

Однако осуществление правосудия в отношении несовершеннолетних тесно связано с деятельностью специализированных органов и вспомогательных социально-психологических служб ювенального профиля, которые способствуют эффективности функционирования ювенальных судов «как до рассмотрения дела судом, так и после принятия им судебного решения». Иначе говоря, теоретический и практический вклад неюристов, т.е. различных методико-психологических, социальных служб помощи детям и подросткам, так же значителен, как и юристов.

Правовые и социальные основы ювенальной юстиции должны находиться в постоянном взаимодействии, которое составляет механизм защиты прав ребенка. Под таким механизмом следует понимать систему социальных и правовых средств, применяемых для обеспечения реализации его прав.

Таким образом, в понятие ювенальной юстиции необходимо вкладывать как правовую, так и социальную основы, поскольку правовые нормы, касающиеся несовершеннолетних, устанавливаются исходя из особенностей личности несовершеннолетнего, которые исследуются социальными работниками. Социальный работник, по сути, является помощником судьи: он исследует социальную ситуацию и особенности личности правонарушителя, а также вырабатывает индивидуальные программы реабилитации. В связи с этим можно говорить, что социальная насыщенность ювенальной юстиции не может быть достигнута судом без привлечения к участию в процессе специалистов других служб и учреждений.

Необходимо отметить, что ювенальную юстицию отличают следующие специфические принципы, которых нет ни в одном институте права.

Преимущественно охранительная ориентация. Этот принцип специфичен, так как ювенальная юстиция создавалась и действует до настоящего времени преимущественно как уголовное правосудие, задачи которого чаще ассоциируются с уголовным преследованием, обвинением, осуждением, наказанием, а не с приоритетной защитой тех, кто совершил преступление. Однако исторически суд по делам несовершеннолетних создавался как суд, решающий двуединую задачу, — защиты прав детей и подростков и уголовного преследования несовершеннолетних преступников.

Читайте так же:  Где можно взять доверенность на ребенка

Социальная насыщенность. Суть этого принципа — в широком использовании в судебном процессе по делам несовершеннолетних неюридических специальных знаний, в акценте на изучении социальных условий жизни несовершеннолетних, представших перед судом, социально-психологических признаков их личности. Использование таких специальных знаний в западной правовой науке носит название «непрофессиональный элемент».

Максимальная индивидуализация судебного процесса. Индивидуализация в рамках ювенальной юстиции является ее принципом потому, что в центре судебного процесса находится личность несовершеннолетнего, и именно ей в первую очередь подчинена вся судебная процедура, включающая правила, отсутствующие в общем правосудии. Так, концепция ювенальной юстиции предусматривает, что судопроизводство по делам несовершеннолетних имеет неформальный характер, но это не совпадает с традиционными представлениями о строго регламентированной в законе процедуре. Законодательство и судебная практика тех стран, где функционируют суды для несовершеннолетних, оценивают такую правовую ситуацию как самую эффективную применительно к подросткам.

Исходя из вышеизложенного можно сделать вывод, что целью ювенальной юстиции является не наказание как таковое, а воспитание молодых людей путем сокращения вредного влияния на детей и подростков фактора вовлечения их в уголовное судопроизводство.

[1]

Итак, при характеристике ювенальной юстиции необходимо выделять несколько аспектов:

— во-первых, ювенальная юстиция — система государственных органов, чья деятельность направлена на защиту прав и законных интересов несовершеннолетних, среди которых ведущее место занимают ювенальные суды;

— во-вторых, в ней наличествуют специфические принципы, на которых основываются судебные органы при осуществлении уголовного правосудия в отношении несовершеннолетних;

— в-третьих, присутствует определенный механизм, посредством которого государственные органы осуществляют защиту прав ребенка; в-четвертых, для нее обязательно взаимодействие судебных органов с различными социальными службами помощи детям и подросткам.

С учетом вышеизложенного представляется возможным предложить следующее определение. Ювенальная юстиция — это основанная на специфических принципах особая система защиты прав несовершеннолетних, включающая в себя совокупность государственных органов, деятельность которых осуществляется совместно с соответствующими методико-психологическими, социальными службами помощи детям и подросткам, посредством механизма защиты прав ребенка, применяемых для обеспечения реализации его прав.

Именно такое понимание ювенальной юстиции складывается и у законодателя, который, разрабатывая проект Федерального закона «Об основах системы ювенальной юстиции», нацелил его на обеспечение взаимодействия различных государственных, муниципальных и общественных институтов, занимающихся проблемами детей. Это взаимодействие строится в соответствии с широким пониманием системы ювенальной юстиции, в которую входят не только суды, занимающиеся делами несовершеннолетних, но и несудебные органы, а также негосударственные некоммерческие организации, нацеленные на защиту прав детей и на реализацию реабилитационных программ. Вместе с тем проект закона направлен на развитие связей всех государственных и негосударственных институтов, что должно повысить эффективность использования наличных ресурсов. Причем особое место в построении взаимодействия различных государственных органов в этой системе отводится ювенальным судам.

http://mydocx.ru/7-11522.html

3.2.1. Ювенальная юстиция: понятие и история

Современная ювенальная юстиция представляет собой весьма сложное множественное целое — комплекс концепций и «схем» влияния на подростков, массу конкретно-практических ситуаций воздействия на человека, семью, первичные группы (непосредственное окружение подростка) и социальные институты.

Рамочная гипотеза о популятивном характере ювенальной юстиции заставляет нас строить ее анализ через выявление в ее целостности нескольких разнородных единиц (регионов деятельности), живущих по своим «законам», имеющих специфическое устройство, собственные процесс исторического развертывания и зону «ближайшего развития». Следует выделять и прослеживать множество процессов исторической трансформации деятельности, мышления, знаний, средств и методов, предпринимая вместе с тем попытки их объединить и увязать друг с другом по определенным правилам. Каждый из этих процессов при этом имеет свое «время», свою логику; порой они переплетаются и смыкаются, порой, расходятся, теряя точки соприкосновения. Однако, признавая сложность и неоднозначность исторического развития ювенальной юстиции, мы можем все же выделить проблемный узел, основной с точки зрения становления и развития этой области. Такой узел обозначился в XIX в. Ё США, и там же оформилась первая попытка его разрешения — в 1899 г. в г. Чикаго был учрежден первый в мире суд по делам несовершеннолетних.

Этому предшествовала длительная история работы с подростками: в первой половине XIX в. организовывались приюты, а затем начали создаваться и повсеместно использоваться так называемые «реформатории» (исправительные заведения для несовершеннолетних). XIX в. был временем крупных социальных преобразований в Соединенных Штатах. В ответ на вызванные этими процессами проблемы бедности, неустроенности семей, безработицы, безнадзорности подростков и т. п. в США возникло общественное движение «За спасение детей», которое ставило «перед собой задачу установить в американском обществе светскую разновидность нравственности. Они видели свою миссию в исправлении нарушителей закона, а также возлагали на себя обязанность “учить беспризорников, бродяг и пья ниц более пристойному образу жизни”»243. Приюты возникли в ходе реализации этой миссии. Создание приютов обращено к определенным ситуациям и состояниям безнадзорности и беспризорности детей и определенным отклонениям в их жизни и поведении (попрошайничество, использование для ночлега мест, не предназначенных для этого, и т. п.). «Эти заведения имели целью изолировать находящихся в опасности детей от развращающей среды их домов и заведений для взрослых и отчасти заменить им семью и общину»244.

Заметим, что сама по себе организация приютов и их использование для помощи детям и для удовлетворения общественной потребности в особых воспитательных учреждениях никакой ювенальной юстиции еще не порождают.

Таким образом, создание реформаториев ознаменовало собой выделение, формальное определение и практическое использование нового понятия — «отклоняющееся поведение детей». В рамках этого понятия оказались сближены и приравнены друг к другу и нарушение уголовного закона, и недисциплинированность, и бродяжничество. Все эти, а также другие возможные формы теперь стали равны в том отношении, что их носители равно подлежали реабилитации в особых воспитательных учреждениях (реформаториях).

Постепенно стали выделяться предметы деятельности специалистов ювенальной юстиции. Первое время, пока шел процесс утверждения ее статуса и определения ее «территории» по отношению к традиционному уголовному правосудию, «преступность несовершеннолетних» привлекала к себе особое внимание просто потому, что в реагировании на нее нужно было провести границу между разными подходами. Параллельно с выяснением соотношения уголовного правосудия и ювенальной юстиции происходил и другой процесс — вычленение и освоение нового предмета.

По-видимому, первый этап истории ювенальной юстиции и состоял в том, что выделенные предметы — преступность несовершеннолетних и группы десоциализированных подростков — были до некоторой степени «склеены», во всяком случае, объединены в рамках реабилитационной работы (реабилитационного региона ювенальной юстиции).

Читайте так же:  Определить место проживания ребенка после развода

Первые суды для несовершеннолетних восприняли схему обращения с этими двумя основными группами, сложившуюся еще в период приютов, и начали реализовывать ее на основе нового юридического статуса детей. В отношении подростков, входивших в эти группы, суд наделялся миссией социализации, а также широкими полномочиями и с этих позиций регулировал обращение и надзор над находящимися на иждивении, запущенными и склонными к правонарушениям детьми.

Таким образом оказалось, что новая практика (ювенальная юстиция) имеет дело со своеобразными ситуациями десоциализации детей, которые могут «сработать», т. е. привести к высокой степени криминальной зараженности, если детей не «вынуть» из них. В свете этого обстоятельства данные ситуации рассматривались как криминализирующие общество, и работа с ними новыми средствами (в том числе усилиями по ресоциализации) становилось важной миссией ювенальной юстиции. Причем применение уголовных наказаний, как оказалось, лишь ускоряло антисоциальный исход, поскольку молодые люди в этом случае попадали в своеобразный инкубатор преступности. С этого времени усилия, затрачиваемые на: •

освобождение подростков от принудительности развертывания ситуаций криминального заражения; •

вовлечение детей в такие социальные программы, в рамках которых они могли бы формироваться в качестве полноценных членов общества, и одновременно прерывание на локальном уровне действия криминализирующих общество процессов; •

конструирование всех необходимых для этого технологий,

и стали собственными (не дублируемыми никаким другим институтом) общественно значимыми функциями ювенальной юстиции и одновременно ее проблемно-содержательным полем.

В осознании этих обстоятельств как раз и заключался тот переворот в мышлении и деятельности, который произошел в США в конце XIX в. Историческая роль движения «За спасение детей» состоит в том, что оно задало базовый контекст новой практики, показало, что можно и нужно отказаться от уголовно-карательного обращения с подростками, и приступило к созданию реабилитационных форм деятельности.

При этом на первом этапе в миссии ювенальной юстиции упор делался на ресоциализацию подростков в смысле ответа на их специфические проблемы и нужды, а не на ослабление криминализирующих общество социальных факторов за счет комплексной работы с первичными группами, институтами социализации, несовершеннолетними правонарушителями и пострадавшими от них гражданами. Такая ориентация была закреплена в ключевой реабилитационной парадигме первого этапа истории ювенальной юстиции, известной как парадигма индивидуализации обращения: «Обращение в этих су дах (для несовершеннолетних. — М. Ф., Р. М.) основывалось на медицинской модели, определенным образом объясняющей причины преступного поведения: оно рассматривалось как симптом скрытых нарушений, при этом природа и серьезность преступления были сравнительно менее важны, чем обеспечение терапевтических услуг для исцеления этих предполагаемых нарушений. Преступление не рассматривалось само по себе, оно являлось знаком нарушенных процессов социализации. Вмешательство (компетентных органов) старалось исправить это социальное отклонение, применяя методы, адекватные личностным проблемам и нуждам молодого правонарушителя»247.

[2]

Критики программ индивидуализированного обращения подчеркивали, что они предоставляют только выгоды для преступников и ничего или мало требуют от них взамен. «Идея подхода индивидуализации обращения почти не несет в себе попытки донести до преступника, что он (или она) причинил ущерб кому-то, должен предпринять определенные действия для его возмещения, загладить свою вину и отвечать за последствия, связанные с ущербом, нанесенным этим преступлением»248. Таким образом, один из уроков истории ювенальной юстиции в США состоит в том, что потеря баланса соотношения разных ценностей в ее миссии приводит общество к глубокому разочарованию в рассматриваемой системе.

Этого можно избежать, если придерживаться различения ювенальной юстиции и общей установки на «защиту детства». Акт помощи подростку, находящемуся в трудной жизненной ситуации, принадлежит к полю ювенальной юстиции при условии, что он осуществляется способами, которые сокращают криминализацию и виктимизацию общества. Все прочие формы помощи должны рассматриваться как включенные в другие системы и сферы (например, социальную защиту).

Таким образом, можно выделить второй этап истории ювенальной юстиции: она теперь больше ориентируется на ослабление кри минализирующих и виктимизирующих общество социальных факторов за счет комплексной работы с первичными группами, институтами социализации, несовершеннолетними правонарушителями и пострадавшими от них гражданами.

Начиная с середины XX в., преобразования осуществлялись в виде реформ ювенальной юстиции в тех странах, где она была сформирована ранее под влиянием реабилитационной философии249. Важнейшая характеристика второго этапа — обращение к подходам и технологиям восстановительного правосудия250. Эти технологии фактически образовали особый ее регион и дополнили ее реабилитационное пространство251. Кроме того, они потребовали уточнения и корректировки места и значения профессионального суда. Восстановительное правосудие открыло новые возможности для отделения функции разрешения дела (включая определение виновного, удовлетворение справедливых интересов жертвы и назначение санкций) от профессиональных судебных процедур, вернуло криминальный конфликт его непосредственным участникам252 и задало новое, адекватное практике ювенальной юстиции понятие ответственности правонарушителя.

http://lib.sale/yuvenalnaya-yustitsiya-pravo/321-yuvenalnaya-yustitsiya-ponyatie-33741.html

Ювенальная юстиция: понятие и сущность

Политика государства, ориентированная на лиц, не достигших возраста 18 лет, называется ювенальной. Существует обоснованное мнение, что ювенальная юстиция станет эффективной исключительно в тот момент, когда она войдет в общую правовую систему государства, в том числе и в семейную политику. Среди принципов, которые осуществляются этой политикой по отношению к семейным отношениям, принято выделять семейное воспитание крох, обеспечение их благосостояния и защиты их прав, интересов.

Ювенальная юстиция: защита прав ребенка

4 принципа, которые создают основу международной системы защиты несовершеннолетних, были изначально сформулированы Хартией, которая была утверждена 24.09.1924. В Хартии утверждалось, что забота о малыше и обеспечение его благополучия не должны являться исключительно функциями семьи или долгом государства. Ее главная мысль заключалась в том, что все человечество обязано создавать все необходимые условия для сохранения благополучия детства.

Первый принцип Хартии заключался в том, что детям требуется предоставлять все необходимые возможности, которые обеспечат их нормальное своевременное развитие, причем, как материальное, так и духовное. Если малыш голоден, его нужно накормить, если он болеет – вылечить, сиротам требуется обеспечить укрытия и необходимые средства для существования.

Вторая черта заключалась в том, что крохам при бедствиях необходимо оказывать помощь в первую очередь.

Читайте так же:  Жалоба на решение об установлении отцовства

Третий пункт гласил, что малыш должен иметь возможность заработка средств, причем его необходимо оградить от любых видов эксплуатации труда.

Четвертый принцип основывается на том, что младенцы и подростки должны получать воспитание с осознанием того, что полученные лучшие качества пойдут на обеспечения благосостояния последующих поколений.

Благополучие детей после Хартии
Хартия в 1946 году утратила юридическую силу, но она сильно повлияла на становление базы сохранения благосостояния лиц, не достигших возраста 18 лет. В 1948 годы была утверждена Всеобщая декларация прав человека, где отмечалось, что каждый малыш имеет право на получение помощи и попечения. Однако этот пункт носил лишь рекомендательный характер.
В 1966 году был принят пакт о правах культурного, экономического и социального характера. В этом пакте прописывается право на поддержку семьи, ограждение крохи в случае развода.
В 1989 году Конвенция «О правах ребенка» утверждает, что семья являет собой естественную среду для роста и благосостояния каждого ее члена, а в особенности, несовершеннолетних. Именно этой ячейке общества необходимо предоставлять систему обеспечения благосостояния, чтобы семья без всяческих ограничений могла заниматься воспитанием крох, устранив с их жизненного пути всевозможные правонарушения.

[3]

Ювенальная юстиция: ее значение и роль в защите прав несовершеннолетних

Правовая политика, направленная на защиту несовершеннолетних обязана развиваться по следующим принципам:

  • гуманизма и индивидуализации;
  • комплексности;
  • приоритетного значения профилактической работы;
  • дифференцированного действия и альтернативного отбывания наказания правонарушителей, не достигших 18 лет.

А главными ее задачами является:

  • соответствие международным стандартам ювенальной политики;
  • постановление прав и интересов малыша в качестве приоритетных направлений;
  • наказание должно быть взаимосвязанным с гуманизацией, также должны быть созданы оптимальные социально-психологические условия для отбывания наказания;
  • обеспечение формирования из обычных детских домов – семейных детских домов.

Ювенальная юстиция в широком плане приобретает следующие дополнительные значения.

  1. Базу политики социальной направленности.
  2. Особую систему правосудия.
  3. Правосудие для правонарушителей, которые не достигли 18 лет.

Система таких судов, направленных на рассмотрение дел лиц, не достигших совершеннолетия, рассматривает не только уголовные, но и гражданские дела, например:

  • лишение родительских прав;
  • признание отцовства;
  • определение места жительства и порядка взаимодействия с ним;
  • отстаивание имущественных прав;
  • отстаивание неимущественных отношений.

Причем определение порядка взаимодействия с детьми и определения их места жительства возможно с помощью договорной формы рассмотрения и разрешения семейного конфликта.

Видео (кликните для воспроизведения).

Ювенальная юстиция на Западе: судебно-правовые порядки

Представление интересов лиц, не достигших 18 лет, в судебном порядке могут описываться несколькими положительными характеристиками: состязательность и открытость процесса, обязательное привлечение несовершеннолетнего, который достиг 14 лет, к рассмотрению дела, широкий спектр вопросов о семейных правах крох, разрешаемых судом. Главным недостатком судебного порядка считается отсутствие механизма личного обращения малыша в судебную инстанцию и его непосредственного участия в разбирательстве в качестве истца. Именно этот факт дает суду право отказывать лицам до 18 лет в праве на защиту, ссылаясь на их неполную дееспособность.

При распаде семьи, потере жилого помещения или при иных тяжелых жизненных ситуациях назревают истоки детских правонарушений. Поэтому меры, которые были приятны ювенальным судом в делах о защите интересов несовершеннолетних, должны создавать условия, которые исключают определения малыша на скамью подсудимых в уголовном разбирательстве.
На сегодняшний день именно крохи, растущие в неблагоприятных семьях, являются самым незащищенным слоем населения. Из-за накопления малого жизненного опыта они не способны самостоятельно обеспечить себя питанием, жилым помещением, полным образованием, поэтому этот слой населения нуждается в государственной и общественной поддержке. Исключительно усилия общества в целом способны обеспечить гармоничное развитие детей.

В этом видео можно узнать о том, каким должно быть воспитание детей, согласно ювенальной юстиции. Обязательно оставляйте свои вопроси и пожелания в комментариях к статье!

http://rutvet.ru/yuvenalnaya-yusticiya-ponyatie-i-sushchnost-9094.html

§ 3. Принципы ювенальной юстиции

Это те принципы, которые определяют особенности ювенальной юстиции и отличают ее от юстиции общей (общеуголовной, общегражданской). Оценивая специфические принципы ювенальной юстиции, необходимо сравнивать их с принципами общего правосудия.

Специфическими принципами ювенальной юстиции являются следующие:

Преимущественно охранительная ориентация ювенальной юстиции. Этот принцип специфичен, так как ювенальная юстиция создавалась и действует до наших времен преимущественно как уголовное правосудие, задачи которого чаще ассоциируются с уголовным преследованием, обвинением, осуждением, наказанием, а не с преимущественной защитой тех, кто совершил преступление. И вместе с тем уже при рассмотрении правовой базы ювенальной юстиции — несовершеннолетия — можно отметить выдвижение на первый план именно охранительной функции последней. Обратите внимание на одну историческую особенность, объясняющую такую направленность ювенальной юстиции: исторически суд по делам несовершеннолетних создавался как суд, решающий двуединую задачу — защиты прав детей и подростков и уголовного преследования несовершеннолетних преступников. С развитием ювенальной юстиции ее охранительная функция все более укреплялась.

В современном судебном процессе стран, где функционирует ювенальная юстиция, повышенная судебная защита предусмотрена для всех несовершеннолетних, оказавшихся в орбите правосудия, независимо от их процессуального положения (с учетом российской терминологии — подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, осужденных, свидетелей, потерпевших).

Специальный охранительный правовой режим для несовершеннолетних может быть выражен в разных формах: прямой протекционизм (например, уменьшение, только по факту несовершеннолетия, на определенную часть размера наказания, указанного в статье УК), дополнительная правовая защита отдельных групп несовершеннолетних (например, по российскому уголовнопроцессуальному законодательству обязательно участие педагога в допросе несовершеннолетнего свидетеля, не достигшего возраста 14 лет). Во многих странах закон предписывает проводить закрытые заседания суда по всем делам о преступлениях несовершеннолетних или о преступных посягательствах на них. Провозглашение преимущественного применения к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия, а не наказания — это тоже проявление охранительной функции ювенальной юстиции. Обратите внимание на то, что воспитательное воздействие на несовершеннолетнего, проходящее через весь судебный процесс, и относят к самостоятельному принципу ювенальной юстиции, равно как считают принципом уголовного права в

отношении несовершеннолетних (принцип воспитуемости) (подробнее см. лекцию V).

Социальная насыщенность ювенальной юстиции. Суть этого принципа — в широком использовании в судебном процессе по делам несовершеннолетних неюридических специальных знаний, в акценте на изучении социальных условий жизни несовершеннолетних, представших перед судом, социальнопсихологических признаков их личности. Использование таких специальных знаний в западной правовой науке носит название «непрофессиональный элемент».

Читайте так же:  Как подать на алименты в электронном виде

Привлечение неюридических специальных познаний в судебном процессе имеет место и в общеуголовном и общегражданском процессе: это заключения экспертов, участие специалистов, предусмотренные в том числе и российским процессуальным законодательством.

Хотелось бы обратить внимание на то, что сложившаяся в западных странах, где есть суды для несовершеннолетних, система вспомогательных неюридических органов оценивается нами нередко как центральное звено ювенальной юстиции. Еще раз стоит подчеркнуть, что такая позиция не соответствует концепции и философии ювенальной юстиции. Тем не менее, рассматриваемый «непрофессиональный элемент» органически связан с ювенальной криминологией, которая разрабатывает свои методы исследования причин преступности несовершеннолетних, изучения личности несовершеннолетних именно на базе неюридических специальных познаний, которые затем использует ювенальная юстиция (подробнее см. лекцию VI).

Диапазон использования неюридических познаний в ювенальной юстиции в некоторых странах очень велик. Так, французский уголовный

процесс предусматривает специальное социальное исследование в делах несовершеннолетних и формирование на его базе так называемого второго досье несовершеннолетнего, где собраны все социальные и психологические характеристики самого несовершеннолетнего и его деяния, а также окружающей его микросреды.

Максимальная индивидуализация судебного процесса в рамках ювенальной юстиции. Судопроизводство по любому делу, а не только по делу несовершеннолетнего, имеет сугубо индивидуальные цели, поскольку каждое преступление — акт индивидуальный, как индивидуальны уголовная ответственность и наказание за него.

Индивидуализация судебного процесса в рамках ювенальной юстиции является ее принципом потому, что в центре судебного процесса находится личность несовершеннолетнего, и именно ей в первую очередь подчинена вся судебная процедура, включающая правила, отсутствующие в общем правосудии.

Так, концепция ювенальной юстиции предусматривает, что судопроизводство по делам несовершеннолетних имеет неформальный характер, что не вяжется с традиционным представлением о строго регламентированной в законе судебной процедуре. Законодательство и судебная практика тех стран, где функционируют суды для несовершеннолетних, оценивают такую правовую ситуацию как самую эффективную применительно к подросткам.

Велико значение принципа индивидуализации и для осуществления других принципов ювенальной юстиции. В литературе он оценивается как синтезирующий все остальные принципы ювенальной юстиции. И с этим нельзя не согласиться. Трудно представить, как без максимальной индивидуализации будет реализовываться в ходе процесса возрастная специфика, преимущественно охранительный режим, использование упомянутых рекомендаций неюридических служб и принятие судом решений об этом использовании. Очевидно, что неформальный характер процедуры — основа индивидуализации судебного процесса в суде для несовершеннолетних — должен быть согласован и с общими процессуальными правилами, но не должен быть ими «задавлен», иначе судебная процедура войдет в конфликт с динамичным участником процесса —

несовершеннолетним, что снизит эффективность правосудия.

http://pravo.studio/pravo-rossii-yuvenalnoe/printsipyi-yuvenalnoy-yustitsii-74287.html

Понятие ювенальной юстиции в рамках российского уголовного процесса

Дата публикации: 12.02.2015 2015-02-12

Статья просмотрена: 661 раз

Библиографическое описание:

Замалутдинова Т. Л. Понятие ювенальной юстиции в рамках российского уголовного процесса // Молодой ученый. — 2015. — №4. — С. 464-466. — URL https://moluch.ru/archive/84/15600/ (дата обращения: 17.03.2020).

Данная обзорная статья дает обновленную информацию о научных исследованиях и разработках спинномозговой жидкости (ликвора) биомаркера для болезни Альцгеймера (БА) с акцентом на диагностических приложениях.

Ключевые слова: болезнь Альцгеймера, биомаркеры, кровь, цереброспинальная жидкость, диагноз.

This review article provides an update on the scientific research and development of a cerebrospinal fluid (liquor) biomarker for Alzheimer’s disease (AD) with a focus on diagnostic applications.

Keywords: Alzheimer’s disease, biomarkers, blood, cerebrospinal fluid, diagnosis

Около 35,6 миллионов человек во всем мире страдают деменцией, из которых 60 % связано с болезнью Альцгеймера (БА), цифры, которые, удваиваются каждые 20 лет. До 65,7 миллионов в 2030 году и 115,4 млн в 2050 г. [1,2]. Хотя БА является одним из наиболее быстро растущих причин основного бремени болезней, в настоящее время не существует эффективных методов его диагностики и лечения. Патологические изменения в головном мозге при БА, как известно, начинаются по крайней мере, за два десятилетия до предполагаемого появления клинических симптомов [3, 4]. В настоящее время при разработке эффективной терапии включают отсутствие специальных биомаркеров для ранней идентификации заболевания до начала появления клинически очевидных когнитивных нарушений. Массивная гибель нейронов, характерные для поздних стадий нейродегенеративных заболеваний, делает лечение в конце течения болезни чрезвычайно трудным [5].

Одним из наиболее надежных биомаркеров БА на сегодняшний день является комбинированное снижение бета-амилоида 42 (Ab42) и увеличение фосфорилированного тау в спинномозговой жидкости (ЦСЖ) [6].

Важно отметить, что большое количество клинических исследований очень наглядно показывают, как эти биомаркеры способствуют диагностически релевантной информации, также и на ранних стадиях заболевания. Последние технические разработки позволили измерить эти биомаркеры с помощью полностью автоматизированных анализов с высокой точностью и стабильностью.

Усилия по стандартизации дали сертифицированные справочные материалы для ЦСЖ Aβ42, с целью согласования результатов между форматами анализа. Эти обнадеживающие события привели к тому, что основные биомаркеры болезни Альцгеймера ЦСЖ, занимают центральное место в новых диагностических критериях заболевания, принятых в Национальном институте по проблемам старения и в Ассоциации биологического определения болезни Альцгеймера.

В совокупности этот прогресс, вероятно, послужит основой для более широкого внедрения этих диагностических тестов в клиническую повседневную практику. Тем не менее, неоднородность патологии при БА требуют расширения количества ЦСЖ биомаркеров с использованием дополнительных биомаркеров, которые отражают дополнительные аспекты патофизиологии БА. Одним из перспективных кандидатов является синаптический белок нейрогранин, который является специфическим для БА и может предсказывать будущие темпы когнитивных ухудшения.

http://moluch.ru/archive/84/15600/

История становления и развития ювенальной юстиции в России в дореволюционный период

Дата публикации: 30.04.2018 2018-04-30

Статья просмотрена: 840 раз

Библиографическое описание:

Фомина А. А. История становления и развития ювенальной юстиции в России в дореволюционный период // Молодой ученый. — 2018. — №17. — С. 256-258. — URL https://moluch.ru/archive/203/49904/ (дата обращения: 17.03.2020).

Ключевые слова: мировой судья, Россия, дореволюционная Россия, попечительский надзор, уголовное законодательство, ювенальная юстиция.

Исторический путь развития ювенальной юстиции в России характеризуется особой уникальностью и неповторимостью. Ее появление, развитие, взаимодействие с другими институтами правосудия с каждым годом все больше вызывает интерес у юридического сообщества.

Так как же проходило ее становление?

Уже в период правления Ивана Грозного Постановлением Стоглавого Собора забота о детях была признана всеобщей и осуществлялась на общественные средства [4, с.172].

Читайте так же:  Распоряжение материнским капиталом на улучшение жилищных условий

«Детские суды» в России впервые появились в 17 веке, в период правления Алексея Михайловича, проводившего гуманистическую политику в отношении несовершеннолетних. Дальнейшее развитие данной идеи было продолжено Екатериной Великой. Однако каких-либо успехов данный институт правосудия в Российской Империи не достиг.

В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года закреплялась возможность замены строгого наказания для несовершеннолетнего преступника на более мягкое, устанавливались правила о назначении для несовершеннолетних исправительных заведений, также малолетние правонарушители в качестве меры наказания отправлялись в монастыри. Уложением был закреплен минимальный возраст для уголовного преследования несовершеннолетних.

Судебная реформа 1864 года, оказала весомый вклад в развитие правосудия в отношении несовершеннолетних. Вступивший в силу 20 ноября 1854 года Устав уголовного производства провозгласил «применительно к детям закон должен иметь в виду цель менее наказательную, чем исправительную, а само наказание для них должно быть не столько возмездием, за содеянное, за прошедшее, сколько залогом лучшего будущего, следовательно, иметь характер, преимущественно, воспитания, быть средством исправления дурных зачатков и развития добрых качеств» [3, с. 2497]. Данный Устав ввел возрастной ценз несовершеннолетних, подвергаемых к осуждению и наказанию: от 10 до 17 лет соответственно.

В конце 19 века в России отмечалась значительная гуманизация наказания в отношении малолетних преступников. Уголовно-процессуальное законодательство наряду с уголовным законодательством в большинстве своем характеризовалось повышенной юридической защитой несовершеннолетних относительно взрослых правонарушителей. Однако большинством ученых, все же отмечается, существовавшая в то время, незащищенность несовершеннолетних преступников [1, с.545].

Говоря об уголовном законодательстве того времени, нельзя не упомянуть Закон от 2 июля 1897 года «О малолетних и несовершеннолетних преступниках». Данный акт действовал в период существования судов в отношении несовершеннолетних, в плоть до его отмены в 1918 году. Данный закон оказал лишь негативное воздействие на уголовную политику той эпохи. Он предусматривал такие меры наказания для подростков как тюрьма и содержание в специализированных помещениях. Для правонарушителей в возрасте от 17 до 21 года Закон устанавливал меру наказания виде каторги отправления на поселение [4, с.172].

22 ноября 1910 года в дореволюционной России, а именно в Петербурге был создан суд по делам несовершеннолетних. Подобные суды в данный период также существовали в таких городах, как Томск, Москва, Киев, Одесса, Саратов и др. [1, с.544]. Эти суды создавались с целью изучит личность, мотивы и поведение несовершеннолетних правонарушителей.

Правосудие по делам несовершеннолетних в дореволюционной России осуществлял мировой судья. Мировой судья избирался из числа населения, проживающего в судебном округе. Первым судье по делам несовершеннолетних был избран добавочный мировой судья Окунев Н. А.

Помимо своих прямых полномочий, судья также был обязан осуществлять надзор за организациями, осуществляющими заботу и попечение за несовершеннолетними правонарушителями. К компетенции мирового судьи не относились едал об опекунстве и иные гражданские производства. Однако судья осуществлял правосудие и в отношении взрослых подстрекателей подростков [1, с.544].

В ведении учрежденного суда находились дела нескольких категорий: по обвинению подростков в совершении преступлений; о допущении детей к прошению милостыни; об оставлении детей без помощи; об оставлении малолетних или несовершеннолетних без надлежащего надзора лицами, которым по закону такой надзор предписан; о допущении несовершеннолетних в заведения, торгующие крепкими напитками; о нарушении заводами, фабриками и ремесленными заведениями постановлений, относящихся к несовершеннолетним; о нарушении мастерами порядка в управлении подмастерьями и учениками; о нарушении законов об обеспечении нормального отдыха работающих подростков; о нарушениях обязательных постановлений административных властей, городских дум и земских собраний, имеющих целью обеспечение охраны жизни, здоровья и нравственности несовершеннолетних или обес- печение им возможности получать надлежащее воспитание и образование, а также дела по обвинению несовершеннолетних в совершении преступных деяний в соучастии с совершеннолетним. Позднее в компетенцию мирового судьи были введены дела о беспризорных несовершеннолетних правонарушителя, это в свою очередь, расширило круг его полномочий.


Сам процесс осуществлялся в форме официальной беседы в присутствии родителей и попечителя. Участие адвоката в разбирательстве было необязательным. Определение наказания было следующим: сначала устанавливался педагогический присмотр, затем, если он не имел успеха, осуществлялось личное задержание, окончательная мера определялась спустя пять-шесть месяцев после первого разбирательства. Главными же мерами, используемыми судами, была отдача под присмотр и помещение в воспитательно-исправительное заведение.

Помещение под попечительский надзор было основным методом влияния на несовершеннолетнего правонарушителя. Попечитель был обязан познакомиться с семьей подростка, родственниками, информировать судью об обстановке, в которой находится несовершеннолетний. Попечители также проводили совещания, на которых присутствовали судья, врач-психиатр и невропатолог. Сами дела в отношении несовершеннолетних преступников формировались в форме картотеки, которые раскладывались по ящикам в алфавитном порядке [4, с.172, с.173].

В 1913 году состоялся первый съезд деятелей по вопросам суда для малолетних, на котором были рассмотрены проекты специальных законов. Среди которых был законопроект, предусматривающий следующее меры воздействия: выговор, домашний арест, особый надзор, замечания, назначение воспитательно-исправительных заведений и др. Однако развитию данных идей помещала начавшаяся первая мировая война [2, с.19, с.20].

Подытоживая все вышесказанное можно выделить следующие особенности ювенальной юстиции в дореволюционный период: дела рассматривались единолично мировым судьей, мировым судьям необходимо было разбираться в детской и подростковой психологии, судебный процесс был конфиденциальным, отсутствовал как таковой обвинительный акт, форма процесса — упрощенная в виде беседы, основным методом влияния на несовершеннолетних преступников был попечительский надзор [4, с.174].

  1. Васинцева Л. М. Исторический путь ювенальной юстиции // Вестник МГТУ. — 2006. — № 4. — С. 541–546.
  2. Замышляев М. Д. Перспективы ювенальной юстиции в России: исторические аспекты // Вопросы ювенильной юстиции. — 2012. — № 5. — С. 18–22.
  3. Исакова Т. В. Краткий очерк развития ювенального уголовного правосудия в России: от законодательных новелл Устава уголовного судопроизводства Российской империи до современных реалий // Актуальные проблемы российского права. — 2014. — № 11(48). — С. 2497–2503.
  4. Чернова М. А. Развитие ювенальной юстиции в дореволюционной России // Социально-экономические явления и процессы. — 2015. — № 6. — С. 171–175.
Видео (кликните для воспроизведения).

http://moluch.ru/archive/203/49904/

Понятие и сущность ювенальной юстиции
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here