Россияне против закона о домашнем насилии

Предлагаем ознакомиться со статьей: "Россияне против закона о домашнем насилии". Здесь подобран материал из авторитетных источников. В случае возникновения вопросов вы можете их задать дежурному специалисту.

Как законопроект о домашнем насилии может повлиять на семейную жизнь россиян в случае его принятия?

Юрист Коллегии адвокатов «Вашъ Юридический Поверенный»

специально для ГАРАНТ.РУ

Одной из самых заметных законодательных новаций конца 2019 года стал проект нового закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» 1 , который представлен на общественное обсуждение Советом Федерации РФ.

Несомненно, потребность в активизации профилактических мер по борьбе с семейно-бытовым или домашним насилием возникла давно. Целый ряд тяжких и особо тяжких преступлений мог бы быть предотвращен, если бы ответственные органы своевременно реагировали бы на сигналы со стороны граждан, занимались бы профилактической работой на надлежащем уровне.

В законопроекте содержится формулировка новой для российского права категории семейно-бытового насилия. Под ним авторы законопроекта понимают «умышленное действие, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического, или психического страдания, или имущественного вреда», которое при этом не подпадает под административную или уголовную ответственность.

Также в законопроекте вводятся новые для России профилактические меры – защитное предписание и судебное защитное предписание, особенности вынесения которых прописаны в ст. 24-25 рассматриваемого законопроекта. Защитное предписание планируется выноситьуполномоченным лицом ОВД на срок до 30 суток с возможностью продления до 60 суток, а судебное защитное предписание – судом на срок до 1 года.

Суть защитных предписаний сводится к запрету совершения семейно-бытового насилия, вступления в коммуникацию с жертвой насилия, включая и коммуникацию посредством средств связи и Интернета, проживания на одной территории с лицом или лицами, пострадавшими в результате семейно-бытового насилия.

Таким образом, в России в случае принятия законопроекта и придания ему статуса закона может появиться законодательная норма, запрещающая лицам, обвиненным в семейно-бытовом насилии, вступать в любые контакты с пострадавшими. Такая норма успешно применяется во многих странах мира, включая страны Западной Европы, и рассматривается в качестве одной из наиболее эффективных профилактических мер, позволяющих снизить риски перерастания семейно-бытового насилия в уголовные преступления.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Однако законопроект вызывает и многочисленные вопросы, связанные, в первую очередь, с возможным влиянием на семейную жизнь россиян в случае его принятия. Ведь государство получает больше возможностей для контроля событий, происходящих в самой приватной части жизни российского общества – в семейной сфере, в отношениях между мужем и женой, родителями и детьми.

Безусловным плюсом принятия данного закона является его высокая профилактическая значимость: лица, склонные к семейно-бытовому насилию, поймут, что в случае дальнейшего подобного поведения им могут запретить любые контакты со своими родственниками, являющимися жертвами этого насилия. Последние, в свою очередь, получат долгожданную реальную защиту, причем не только по принципу «когда будет совершено преступление, тогда и обращайтесь», а защиту превентивную, направленную на предупреждение и предотвращение более тяжких последствий.

Однако следует отметить, что если в той или иной семье ее члены вынуждены прибегать к установленным законом мерам защиты, то данная семья уже по определению является кризисной. Законодательные ограничения могут заставить того или иного члена семьи контролировать свое поведение, не допуская проявлений насилия, но психологический климат в семье они не восстановят и не установят.
Также следует отметить, что во многих семьях семейно-бытовое насилие совершается по причине зависимости одних членов семьи от других, и такие меры как судебное защитное предписание, предполагающие отселение агрессора, могут обернуться новыми проблемами для семьи – проблемами материального характера. Например, по решению суда отцу – кормильцу семьи запретят проживать вместе с семьей на съемной квартире. Он уйдет в другую квартиру, перестав оплачивать аренду, и у жены с детьми встанет вопрос, где брать средства на оплату жилья.

Что же касается отношений между родителями и несовершеннолетними детьми, то здесь все еще сложнее. Ведь ребенок проживать отдельно от родителей не может, поэтому отселение агрессора или агрессоров может означать лишь то, что ребенок будет передан в государственное воспитательное учреждение со всеми вытекающими последствиями. Нужно понимать, что далеко не все дети и подростки способны реально оценивать обстановку в семье, действия родителей. Будучи наказанными за какие-то недочеты в учебе или плохое поведение, они получат возможность пожаловаться на родителей в контролирующие органы, после чего будет запущен соответствующий механизм – вынесение защитного предписания и т.д.

Также не очень понятно, как будет действовать защитное или судебное защитное предписание в том случае, если в роли агрессора выступает отец или мать ребенка, а то и они оба. Ведь если они не лишены родительских прав, то они обязаны заботиться о ребенке, контролировать его школьную успеваемость, повседневную деятельность. Как это сделать при запрете контактов, в том числе и телефонных?
Привлечение третьих лиц к контролю семейной жизни граждан может повлечь за собой и определенные действия, предпринимаемые в собственных интересах: так, различные проверки могут быть инициированы соседями, родственниками, которые по каким-то причинам недоброжелательно настроены к отдельной семье или ее членам. В текущем виде законопроекта обратиться с жалобой о семейно-бытовом насилии в конкретной семье может любой человек, ставший очевидцем насилия. И не исключено, что такой возможностью люди могут злоупотреблять.

Еще один важный нюанс, который требует внимания – семейно-бытовое насилие. Согласно законопроекту, имеет место только в семьях с официально зарегистрированными брачными отношениями, либо в сожительствах с общим ребенком. Семейно-бытовое насилие, происходящее в парах, живущих без оформления отношений, в законе не рассматривается и профилактических мер против такого вида насилия закон не содержит.
Между тем, в Российской Федерации значительное число пар живет в официально неоформленных отношениях. Сам факт того, что отсутствие официального оформления отношений является естественной преградой для возбуждения производства о семейно-бытовом насилии, может стать важной причиной для граждан не регистрировать брак. Пока государство пытается предпринимать, пусть и слабые, но хоть какие-то меры для защиты семьи, сохранения института брака, данные законодательные нюансы объективно работают против брачных отношений.

Читайте так же:  Жена после развода без детей

Таким образом, законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, на мой взгляд, нуждается в дополнительной доработке и корректировке, особенно в перечисленных направлениях: отношения в незарегистрированных парах и сожительствах, защита несовершеннолетних, проверка жалоб о семейно-бытовом насилии со стороны третьих лиц (не имеющих отношения к конкретной семье граждан). В противном случае законопроект при его принятии может влиять на сферу семейно-брачных отношений как в положительном, так и в негативном аспектах.
_____________________________

1 С текстом проекта закона «О профилактике семейно-бытового насилия» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Совета Федерации РФ.

http://www.garant.ru/ia/opinion/author/revzin/1311952/

Под петицией о его принятии уже полмиллиона подписей

Блогеры и правозащитники запустили в интернете флешмоб в поддержку кампании по принятию федерального закона о профилактике семейного насилия и помощи пострадавшим от него. Петицию за принятие закона на момент публикации подписало почти полмиллиона человек. Ранее комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин признал РФ ответственной за нарушение права на защиту от побоев и направил рекомендации, а Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) впервые обязал Россию выплатить компенсацию по делу о домашнем насилии.

Флешмоб против домашнего насилия запустила блогер и журналистка Александра Митрошина (1,8 млн подписчиков в Instagram). За час с момента ее публикации с хештегом #ЯНеХотелаУмирать под ним появилось более ста фотографий.

« России нужен федеральный закон о профилактике насилия и помощи пострадавшим от него. Есть шанс, что его будут рассматривать этой осенью»,— написала госпожа Митрошина.

Она пояснила, что флешмоб #ЯНеХотелаУмирать «посвящен женщинам, которых убили в результате домашнего насилия (они не хотели умирать), а также женщинам, которые сейчас отбывают срок за убийство партнера в рамках самообороны от домашнего насилия… Если бы закон был, он защитил бы таких женщин еще до смерти партнера и не вынудил бы их пойти на крайнюю меру самозащиты». Госпожа Митрошина сопроводила пост просьбой о подписи под петицией в поддержку закона (на момент публикации петиция набрала более 496 тыс. подписей).

Флешмоб поддержали пользователи социальных сетей и другие блогеры, некоторые из них сопровождали хештег своими фотографиями с изображенными на лицах следами побоев и надписями #ЯНеХотелаУмирать. В акции приняла участие юрист и соавтор законопроекта о профилактике семейного насилия Алена Попова. Ранее она поясняла “Ъ”, что «о законопроекте говорят уже более пяти лет», в его соавторах — более сорока человек, в том числе омбудсмен РФ Татьяна Москалькова, однако «против выступают консерваторы, включая сенатора Елену Мизулину и депутата Госдумы Тамару Плетневу».

Напомним, в России дискуссия вокруг домашнего насилия возникла после того, как в январе 2017 года вступил в силу закон о декриминализации побоев, согласно которому побои в семье считаются административным правонарушением, а не преступлением. Полемика вновь активизировалась в связи с делом сестер Хачатурян, которых обвиняют в убийстве отца «по предварительному сговору», тогда как защита сестер настаивает, что убитый несколько лет подвергал их насилию, и они пошли на необходимую самооборону.

Почему половина россиян считает домашнее насилие частной проблемой

В апреле комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин признал РФ ответственной за нарушение права на защиту от побоев. Комитет опубликовал решение по жалобе жительницы Ачхой-Мартановского района Чечни Шемы Тимаговой, пострадавшей от домашнего насилия. Бывший муж ударил ее топором по голове, после чего она стала инвалидом.

Комитет ООН признал, что Россия нарушила право заявительницы на защиту от дискриминации и насилия, а также рекомендовал властям принять меры общего характера по снижению случаев домашнего насилия в отношении женщин. В частности, было рекомендовано криминализировать домашнее насилие, ввести судебные охранные ордера и разработать эффективные механизмы борьбы со стереотипами, обычаями и практикой, которые оправдывают насилие в семье. Уже после этого, в мае, аналитическое агентство «Михайлов и партнеры. Аналитика» выяснило, что 39% россиян допускают применение силы к близким, а 10% не считают принуждение жены к сексу изнасилованием.

В октябре прошлого года Международная неправительственная организация Human Rights Watch (HRW), осуществляющая расследование и документирование нарушений прав человека, подготовила доклад об изменении ситуации с домашним насилием в России. В качестве последствий декриминализации побоев авторы доклада выделили три основных пункта:

  • ощущение безнаказанности агрессора,
  • уменьшение санкций,
  • проблемы процессуального характера.

По словам авторов, причинители насилия стали меньше опасаться уголовной ответственности. Под «уменьшением санкций» исследователи подразумевают, что штраф, который агрессор должен выплатить в случае привлечения к административной ответственности, зачастую отдается из семейного бюджета.

http://www.kommersant.ru/doc/4038476

ВЦИОМ: 70% россиян поддержали принятие закона о домашнем насилии

70% россиян считают необходимым принятие закона о профилактике домашнего насилия, следует из данных ВЦИОМа, с которыми ознакомились «Ведомости». Лишь 7% опрошенных считают, что такой закон не нужен. В недопустимости любого физического насилия в семье уверены 90%, и только 8% полагают, что ударить супруга можно «при определенных обстоятельствах».

40% респондентов знают о случаях побоев в знакомых им семьях, а 50% считают, что прощать даже первый случай семейного насилия нельзя (готовы простить 39%). Женщины гораздо активнее мужчин (80% против 57%) выступают за принятие закона и больше говорят о недопустимости семейного насилия (94% против 85%). Кроме того, женщины чаще мужчин (43% против 37%) признаются, что слышали о случаях насилия в знакомых семьях. Закрыть глаза на первые побои в семье согласны 52% мужчин и только 29% женщин, а не настроены на прощение соответственно 34% и 62%.

Как заявил директор по стратегическому развитию ВЦИОМа Степан Львов, низкая осведомленность о новом законопроекте и об акциях его сторонников и противников не влияет на то, что большинство россиян выступают за принятие закона, который бы защищал от семейно-бытового насилия. Отличия «по половому признаку» в ответах предсказуемы, поскольку женщины чаще являются жертвами такого насилия, а те, кто с ним не сталкивается, испытывают солидарность с теми, кто насилию подвергался.

В минувшие выходные в Москве и регионах одновременно прошли акции в поддержку принятия закона о профилактике семейно-бытового насилия и пикеты его противников. В конце ноября Совет Федерации выложил для общественного обсуждения соответствующий законопроект, который в том числе предусматривает введение института защитных и судебных предписаний для поддержки жертв домашнего насилия. До 15 декабря рабочая группа Совета Федерации принимала отзывы и замечания к проекту, после чего будет решаться вопрос о внесении его в Госдуму.

[1]

По словам руководителя Фонда развития гражданского общества Константина Костина, сотрудники правоохранительных органов часто не уделяют должного внимания заявлениям о случаях домашнего насилия, в том числе и из-за отсутствия четкой процедуры. Кроме того, само понятие традиционной семьи меняется, и, вопреки тому, что утверждают противники закона, сам он направлен на сохранение семьи и защиту от насилия.

Читайте так же:  Доклад на тему защита прав ребенка

В середине октября 182 региональные православные и родительские организации в открытом письме призвали президента РФ Владимира Путина не допустить принятия закона о профилактике домашнего насилия, заявив, что он носит «откровенно деструктивный характер», так как направлен на уничтожение «традиционных семейных и нравственных ценностей». Соавтор законопроекта, депутат Госдумы Оксана Пушкина сообщила, что ей и другим разработчикам документа поступают угрозы расправой.

В ноябре замминистра юстиции РФ Михаил Гальперин в своем ответе на запрос ЕСПЧ назвал масштабы домашнего насилия в России преувеличенными, а мужчин — жертвами дискриминации. После этого родственники четырех россиянок, погибших в результате домашнего насилия, попросили главу Минюста проверить Гальперина на профпригодность.

Между тем СМИ проанализировали судебные решения, которые выносились женщинам за убийство, и доказали, что масштабы домашнего насилия в России огромны, а суды и правоохранительные органы склонны вставать на сторону агрессора. При рассмотрении таких дел судьи обычно заявляют, что обвиняемая должна была действовать «социально приемлемым способом», не применяя ответное насилие. Кроме того, и судьи, и обвинители, и даже сами адвокаты обычно склонны обвинять подсудимую в том, что она терпела насильственное обращение и сама довела ситуацию до трагической развязки. К тому же ни Следственный комитет, ни прокуратура не хотят учитывать саму ситуацию домашнего насилия, которая и привела к убийству агрессора.

При этом ни многочисленные удары, ни угроза убийством не являются основанием для защиты любым доступным способом: по мнению правозащитников, судьи не понимают, что такое насилие в семье, а в обществе женщины зачастую воспринимаются как собственность, что лишь поощряет насилие в семье. Поэтому закон против домашнего насилия позволит изменить ситуацию: полицейские, следователи и судьи будут проходить специальную подготовку, получая информацию о том, как ведут себя агрессоры, что переживают потерпевшие, и как развивается ситуация в целом. Это, в свою очередь, позволит изменить и нынешнюю судебную практику.

В то же время авторы законопроекта назвали неприменимым на практике и юридически неграмотным вариант документа, опубликованный на сайте Совета Федерации и включающий в себя возможность примирения. Главная претензия заключается в том, что новая редакция предлагает не относить к домашнему насилию действия, подпадающие под другие административные или уголовные статьи.

Таким образом, жертва домашнего насилия не сможет получить охранный ордер в случае избиения и в случае, если уголовное дело возбуждено, но решения суда по нему не было. Кроме того, в нынешней редакции сказано, что агрессору, вина которого доказана, временно запретят жить вместе с жертвой только если ему есть куда съезжать. Из рабочей версии также исчез запрет преследования и фактически исчезло понятие угроз. Штрафы в 3-5 тысяч рублей за несоблюдение защитного предписания могут стать бездейственной санкцией, а примирение сторон может поощрять дальнейшие случаи насилия.

http://www.newsru.com/russia/16dec2019/law_violence.html

Как в Москве митинговали против закона о домашнем насилии

Российские семьи разрушают НКО, феминистки, представители ЛГБТ, а статистика домашнего насилия в стране преувеличена, уверены организаторы митинга. Репортаж DW.

Митинг в парке «Сокольники»

Около 200 человек пришли в парк «Сокольники» в Москве в субботу, 23 ноября, на митинг против принятия закона о домашнем насилии. Организаторы акции призывали защитить российские семьи от феминизма и ЛГБТ, а наиболее радикальные из выступавших грозили инициаторам законопроекта расстрелом. Почему православные активисты не согласны с законом о домашнем насилии и что предлагают вместо него? На митинге побывала корреспондент DW и поговорила с его участниками.

«Сорок сороков»: цифры жертв домашнего насилия преувеличены

Митинг «За семью» был назначен в час дня в гайд-парке в «Сокольниках». Выступить против законопроекта о домашнем насилии, который только готовятся внести в Госдуму, призвало движение православных активистов «Сорок сороков». Его основали еще в 2013 году композитор Андрей Кормухин и спортсмен Владимир Носов. Оба они пользуются поддержкой РПЦ. Против движения не раз выступали различные депутаты Госдумы и просили проверить его деятельность на экстремизм.

Поддержать митинг пришло несколько священников. Один из них, протоирей Всеволод Чаплин в разговоре с корреспондентом DW высказал предположение, что закон «проталкивают во внешнеполитическом блоке администрации президента, который пытается таким образом понравиться Совету Европы и европейским правительствам». По его словам, новый закон против домашнего насилия никак не отразится на работе полиции, которая реагирует на звонки о побоях фразой: «Убьет, тогда звоните». Он — всего лишь повод для НКО заработать бюджетных денег.

В это время Андрей Кормухин со сцены рассказывал о преувеличенных цифрах жертв домашнего насилия в России. «Если в стране 16 млн женщин пострадало, то это в каждой четвертой семье должны быть такие. Есть у вас с каждой четвертой семье истязания?», — спросил он собравшихся перед сценой. «Нет», — прокричало сто человек с флагами движения «Сорок сороков» и партии ЛДПР.

Следом к микрофону прошел отец семерых детей и позвал свою беременную жену: «Иди сюда, покажи, что нет у тебя синяков!».

Бьет — значит, пьет

Противница закона «О домашнем насилии»

[3]

55-летняя Светлана пришла на митинг с внуком. Она уверена, что против домашнего насилия уже есть все законы, нужно просто заставить работать хорошо полицию и ввести личную ответственность, если полицейский проигнорировал звонок жертвы. Она также уверена, что нужно бороться с причинами насилия — компьютерными играми, «реками крови» по телевидению и алкоголизмом. По поводу последнего она хочет написать обращение Владимиру Путину — ей не нравится, что в супермаркетах продают так много алкоголя. Слово «ювенальная юстиция» она воспринимает как ругательное и против того, чтобы кто-то со стороны вмешивался в дела семьи.

Фразу о том, что муж чаще всего бьет жену из-за пьянства, можно не раз было услышать со сцены. Организаторы даже предложили объявить 2020-й годом трезвости. «Таким мужчинам, конечно, должна быть особая помощь, хотя расставаться, я считаю, нужно в последнюю очередь», — уверен Всеволод Чаплин.

Читайте так же:  Как поступить с ипотекой при разводе

О деле историка Олега Соколова, убившего свою подругу, на митинге не вспоминали или говорили, что не в курсе обстоятельств дела. По словам Анны Садреевой, исполнительного директора организации «В защиту семьи и традиционных семейных ценностей», это убийство нельзя отнести к домашнему насилию, так как девушка была подругой историка. «Когда люди впадают в грех, это доходит до такого ада», — уверена женщина. Она также следит за делом сестер Хачатурян и общается с адвокатами защиты убитого отца, Михаила. Анна предполагает, что дочери могли совершить убийство из корысти, переведя деньги отца на свои счета.

Российские феминистки против домашнего насилия, август 2019

Майдан и Донбасс: при чем тут домашнее насилие

46-летний Алексей (герой попросил изменить его имя) не первый раз приходит на акции «Сорок сороков». Например, в 2017 году он участвовал в кампании против фильма «Матильда». Алексей уверен, что страной «невидимой рукой» до сих пор руководит Николай II, во имя которого нужно сохранить целостность семьи. Бывшему императору он посвящает выставки, одну даже отвез в Донецк. Его жена, правда, вместе с ним на митинг не пришла — она не разделяет интересы мужа. Алексей уверен, что это потому, что «женщины созданы по образу Евы и больше развращены западными ценностями и потребительством». Текст закона Алексей не видел, но уверен, что он написан «по европейским стандартам и от него только вред».

Об Украине как антипримере в ходе митинга вспоминали не раз. Кормухин называл механизмы продвижения закона против домашнего насилия «майдановскими», а саму страну — территорией марширующих гей-парадов. По его просьбе на митинг даже приехала жительница села Горловка Лена. Женщина ничего не сказала про домашнее насилие, но заверила, что война в Донбассе идет против произвола западных руководителей, которые как раз продвигают ЛГБТ-ценности. «Москвичи, держитесь! Вас еще никто не бомбил, а вы уже сдаетесь!», — завершила она свою речь.

«Мой муж — мой начальник«: о чем митингующие говорили со сцены

http://www.dw.com/ru/%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D0%B2-%D0%BC%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%B2%D0%B5-%D0%BC%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2-%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%B0-%D0%BE-%D0%B4%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D1%88%D0%BD%D0%B5%D0%BC-%D0%BD%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B8/a-51386165

ВЦИОМ: большинство россиян поддерживают закон против домашнего насилия

70 процентов россиян считают, что нужно принять закон о профилактике домашнего насилия. Против проекта выступают только семь процентов респондентов, следует из опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения, который опубликовали «Ведомости»

16 декабря 2019 12:44

Видео (кликните для воспроизведения).

40 процентов опрошенных слышали о случаях побоев в семьях знакомых. О недопустимости физического насилия в семье заявили 90 процентов, восемь процентов считают, что ударить супруга можно «при определенных обстоятельствах». При этом ровно половина участников опроса не готовы простить даже первый случай семейного насилия, 39 процентов придерживаются противоположного мнения.

Что еще известно:

Журналисты отметили разницу в ответах мужчин и женщин. Последние активнее (80 против 57 процентов) выступают за принятие закона, больше говорят о том, что насилие в семье недопустимо (94 процента против 85 процентов), и чаще слышали о таких случаях (43 процента против 37 процентов).

Больше половины (52 процента) мужчин готовы закрыть глаза на первые побои в семье, и только 29 процентов женщин поддерживают такую точку зрения. Против выступают 34 и 62 процента соответственно.

Закон о борьбе с домашним насилием:

В конце ноября Совет Федерации опубликовал версию законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия в стране. Редакцию властей раскритиковали соавторы закона, в частности, активистка Алена Попова и глава Центра защиты пострадавших от домашнего насилия Мари Давтян .

Против принятия проекта выступили лидер ЛДПР Владимир Жириновский , Русская православная церковь и д вижение «Сорок сороков», которое ранее угрожало некоторым авторам документа.

http://snob.ru/news/186348/

Путин В.В. про закон о домашнем насилии: «Не очень понимаю, люди именно за этот закон или против насилия?»

В.Путин: Подождите.«Домашнее насилие». Вы хотите про закон спросить?

Д.Песков: Давайте. Третий ряд, центр.

Э.Жгутова: Добрый день, Владимир Владимирович, Дмитрий Сергеевич и весь мир, который сейчас смотрит!

И нет у нас на сегодняшний день, оказывается, большей проблемы, чем проблема семейно-бытового насилия. Совет Федерации разработал законопроект, его повесили на официальном сайте.

И в Совет Федерации пришло обращений от граждан больше, чем за весь год. Против этого проекта выступает Русская православная церковь, подписываются многодетные семьи. За этот проект подписываются ЛГБТ-сообщества, феминистские организации и даже профсоюз секс-работников.

Вы сейчас говорили о том, что у нас демография, кривая демографическая вошла в штопор…

[2]

В.Путин: Это не штопор, это ожидаемый спад – это очевидная вещь.

Э.Жгутова: Опять же мы говорим о том, что всё-таки мы должны решать свои демографические проблемы каким-то образом. Но ведь этот законопроект содержит нормы, которые позволяют войти в любую семью. То есть некое количество мерзавцев, садистов, но, извините, нам преподносят цифры, заведомо завышенные. Я лично от своего агентства подавала запрос в ГИАЦ МВД и получила цифры, которые совершенно не стыкуются с теми, которые нам транслирует тот же самый центр «Анна», который является одним из основных…

В.Путин: Вопрос.

Э.Жгутова: Ваше отношение, читали ли Вы текст и считаете ли Вы, что это, возможно, будет последним гробом в крышку нашей демографии? И, собственно говоря, там содержатся нормы тотального контроля за семьёй.

В.Путин: «Последним гвоздём в крышку гроба» демографии.

Э.Жгутова: Нашей демографии, да, конечно.

В.Путин: «Последним гвоздём в крышку гроба» – так говорят.

Э.Жгутова: Да, да, прошу прощения.

В.Путин: Ничего страшного, я понял, что Вы хотели сказать.

Э.Жгутова: Вопрос: Ваше отношение, читали ли Вы сам проект, потому что это самая большая … Опрос Совета Федерации показывает, что большинство из этих 11 тысяч против, а ВЦИОМ публикует, что 70 процентов граждан «за». Но вциомовский опрос не подразумевает знакомства с законопроектом, а вот опрос Совета Федерации его подразумевает. В неволе не размножаются люди, мы же знаем об этом.

В.Путин: В неволе не размножаются – это правда.

Э.Жгутова: Я назвала это ювенальной юстицией для взрослых.

В.Путин: В неволе размножаются: есть рождение в тюрьмах и в местах лишения свободы. Но это не важно. Вообще моё отношение, да?

Законопроект я не читал, но Валентина Ивановна Матвиенко мне совсем недавно о нём достаточно подробно рассказывала. Отношение моё какое к этому делу? Оно смешанное. Силой не заставишь любить – первое.

Читайте так же:  Сделать доверенность на вывоз ребенка

Раньше у нас обращались в месткомы, парткомы и требовали от этих организаций, чтобы они навели порядок в семье, приструнили какого-то из супругов, прежде всего и чаще всего мужчину, конечно. Но даёт ли или давало ли это какой-то позитивный эффект – я не знаю. Но в отношении чего я совершенно против – я против любого насилия, в том числе и в семье, и, конечно, прежде всего к детям и к женщинам.

Это просто признак очень низкого уровня общей культуры, когда более сильная особь начинает качать свои права с помощью кулаков и грубой физической силы. Ничего здесь хорошего нет. Правда, за ряд правонарушений можно воспользоваться действующими нормами, в том числе за хулиганство, за нанесение побоев или тем более тяжких телесных повреждений, всё это есть в действующем законодательстве.

Но, действительно, Вы правы в том, что подавляющее большинство опрошенных, это 70 с лишним процентов, за этот закон. Я на самом деле не очень понимаю, люди именно за этот закон или против насилия?

Э.Жгутова: Конечно, конечно.

В.Путин: Я тоже против насилия, как и эти 70 с лишним процентов наших граждан. Нужен ли этот закон? Давайте спокойно это обсуждать, в общественности, всё это должно пройти такую проверку. Надо понять, что написано в каждой из его статей, попробовать прогнозировать результаты, которые могут получиться после принятия и после правоприменительной практики, и потом принять окончательное решение.

http://www.planet-kob.ru/news/20191220/9023/putin-v-v-pro-zakon-o-domashnem-nasilii-ne-ochen-ponimayu-lyudi-imenno-za-etot-zakon-ili-protiv-nasiliya

В закон о домашнем насилии впишут изгнание виновного из дома

Президентский Совет по правам человека (СПЧ) подготовил законопроект, в котором предлагает закрепить понятие «семейно-бытовое насилие» и права пострадавших от него. В частности, пострадавший, согласно предложению СПЧ, может получить право обратиться за так называемым защитным предписанием, говорится в документе. Текст законопроекта есть в распоряжении РБК, его подлинность подтвердили два источника в СПЧ.

В разработке документа приняла участие зампредседателя комитета Госдумы по делам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. По ее словам, основная цель законопроекта — не вводить дополнительные или более строгие санкции, а предусмотреть превентивные меры по профилактике правонарушений. «Предусмотренные законопроектом меры не являются наказаниями за правонарушение, это временные меры по недопущению новых или более тяжких правонарушений и по защите пострадавших», — пояснила депутат.

Предложения СПЧ станут основой законопроекта о семейно-бытовом насилии, который разрабатывается в Совете федерации по поручению Валентины Матвиенко, рассказал РБК источник в верхней палате парламента. Финальную версию документа будут вносить сенаторы.

Что предлагает СПЧ

  • Семейно-бытовым насилием предлагается считать умышленное противоправное действие или бездействие либо угрозы в отношении близких родственников или их имущества.
  • Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также бывших супругов и усыновленных детей. «Например, в июле ЕСПЧ вынес решение по обращению Валерии Володиной, которую в течение нескольких лет преследовал бывший партнер — избивал ее, отправлял с разных номеров угрозы и оскорбления, — отметила адвокат Ольга Гнездилова. — Что касается усыновленных и усыновителей, то страдать от насилия могут и дети, находящиеся под опекой или проживающие в чужих семьях безо всякого оформления, как это случилось с Аишей Ажиговой, которую искалечили в семье тети».
  • Вводится понятие профилактики семейно-бытового насилия: предупреждение и пресечение насилия, его выявление и устранение его условий.
  • Закон призван обеспечить защиту прав жертв насилия, дать им возможность психологической реабилитации и помочь с социальной адаптацией.
  • Правом на защиту смогут пользоваться жертвы насилия или третьи лица, если есть основания полагать, что правонарушитель может причинить им вред.
  • Заниматься профилактикой насилия предлагается федеральным, региональным и местным органам власти, следственным органам и комиссиям по делам несовершеннолетних.

За/против домашнего насилия

В 2016 году в Госдуму был внесен законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, но он не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям».

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой. Столичный омбудсмен Евгений Бунимович связывал с декриминализацией домашних побоев рост числа случаев жестокого обращения с детьми. «Теперь наказание за побои детей — штраф. Штраф взимается с той же семьи и бьет в том числе по тем же детям, которые и так пострадали», — пояснил он.

Какую защиту для жертв предлагает СПЧ

Согласно документу жертвам насилия предлагается выдавать защитные ордера (принудительное предписание), которые:

  • запрещают преследователю приближаться к пострадавшему;
  • вводят для нападавшего необходимость пройти специализированную психологическую программу;
  • в исключительных случаях обязывают нападавшего покинуть место совместного жительства и передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред;
  • обязывают нападавшего возместить жертве расходы на оплату консультирования или пребывания во временном жилом помещении.

Ордера будут двух типов — судебные и внесудебные. По примеру западных стран, например США, полиция сможет выдавать внесудебное защитное предписание при получении информации о насилии в семье. При наличии такого ордера нарушителю будет запрещено приближаться к жертве ближе чем на 10 м. Он также будет обязан являться в органы внутренних дел для профилактических бесед до четырех раз в месяц.

Судебное защитное предписание обяжет нарушителя покинуть место совместного проживания с пострадавшим независимо от того, кто является собственником квартиры.

Под профилактикой семейно-бытового насилия в СПЧ понимают:

  • правовое просвещение;
  • профилактические беседы;
  • объявление официального предостережения, что дальнейшее противоправное поведение в отношении близких лиц недопустимо;
  • предупредительное предписание;
  • профилактический учет;
  • профилактический надзор;
  • помощь в социальной адаптации пострадавшим от семейно-бытового насилия;
  • специализированные психологические программы.

По мнению Гнездиловой, запрет на приближение к жилищу пострадавшего позволяет экономнее расходовать бюджетные средства: не строить в большом количестве убежища для жертв домашнего насилия. «Это в течение многих лет было отговоркой властей против закона, мол, мы не можем позволить себе эти расходы, — уточнила адвокат. — Вопрос раздела совместно нажитого имущества может быть решен позже в суде в законном порядке». Если квартира является съемной, то покинуть ее должен нарушитель, а не пострадавший, считает юрист.

Читайте так же:  Индексация алиментов на ребенка

Она опасается, что защитные ордера могут использоваться в имущественных спорах, но ответственность за это уже прописана в российском законодательстве — и за заведомо ложный донос, и за фальсификацию документов.

Предупредительное внесудебное предписание законопроект предлагает выносить при наличии данных, указывающих на совершение домашнего насилия либо попытки его совершения сроком на месяц, оно может быть продлено до двух месяцев, пояснила РБК Пушкина. Судебное предписание выносится мировым судьей по заявлению пострадавшего либо по заявлению субъектов профилактики домашнего насилия на срок от месяца до года и может быть неоднократно продлено на общий срок, не превышающий два года.

В предлагаемом СПЧ варианте документа согласие пострадавшего на вынесение судебного защитного предписания не требуется. За помощью может обратиться не только сама жертва, но и ее законные представители. Также основанием для профилактики насилия могут стать приговор, определение или постановление суда.

Глава думского комитета по делам семьи Тамара Плетнева заявила РБК, что профилактика домашнего насилия требует обсуждения. «Конечно, оставить без внимания эту тему нельзя, но как в Америке — тоже нельзя. У них свои представления о семье и об ордерах», — считает она. По словам Плетневой, у нее двоякое отношение к этой проблеме: «С одной стороны, нельзя женщин бить. С другой — у нас же люди быстро мирятся. Мужу этот ордер выпишут или посадят, не дай бог, а кто деньги будет зарабатывать. »

Как еще можно защитить жертв насилия

Для комплексной и эффективной защиты российских женщин необходима ратификация конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульской конвенции), считает Ольга Гнездилова. «В ближайшее время эту процедуру завершит Азербайджан, а Россия останется единственной страной Совета Европы, не присоединившейся к этим обязательствам», — отметила она. Конвенция предусматривает комплексный подход к борьбе с домашним насилием, но не только с его последствиями через охрану или привлечение к ответственности, но и на этапе предотвращения. Европейский документ также разделяет виды насилия — физическое, психическое (угрозы, изоляция), экономическое (лишение средств, запрет выйти на работу), сексуальное насилие, в том числе в браке. Это разделение не описано в законопроекте СПЧ. «Конвенция запрещает среди прочего преследование (сталкинг), сексуальные домогательства и женское обрезание», — отметила Гнездилова.

http://www.rbc.ru/politics/19/10/2019/5da86f069a794727e0706c92

Авторы законопроекта о насилии в семье обратились к силовикам из-за угроз

Авторы законопроекта о домашнем насилии получают угрозы на электронную почту и в соцсетях, рассказала РБК одна из разработчиков, депутат Госдумы Оксана Пушкина. В связи с этим она и другие разработчики законопроекта на прошлой неделе отправили заявление в «соответствующие федеральные силовые структуры» (депутат отказалась уточнить, в какие именно).

«Фактически всем людям, которые участвовали в этом законопроекте как соавторы, в соцсетях приходят угрозы», — сказала Пушкина. По словам депутата, угрозы в соцсетях кроме нее получают другие участники разработки законопроекта — адвокаты Мари Давтян, Алексей Паршин и создатель сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова. Паршин в суде защищает сестер Хачатурян.

«В последнее время участились угрозы мне и моей семье и обращения оскорбительного характера в мой адрес, которые я связываю с моей работой над законопроектом», — сообщил адвокат в обращении к Пушкиной.

Телеведущая отметила, что вокруг принятия закона развернулась «хорошо организованная и финансируемая кампания», схожая с протестами после выхода фильма Алексея Учителя «Матильда», которой надо дать отпор. Она рассказала, что обсуждение законопроекта в Госдуме в октябре было чуть не сорвано «теми же самыми людьми», кто протестовал из-за проката «Матильды», а перед Советом Федерации участников обсуждения встречали выкриками и оскорблениями. При этом депутат пообещала продолжить цивилизованную дискуссию о законопроекте с общественными организациями, такими как Союз многодетных семей.

Ранее 182 региональные православные и родительские организации обратились с открытым письмом к Владимиру Путину с просьбой не допустить принятия закона о домашнем насилии. Авторы обращения назвали его антиконституционным актом и заявили, что законопроект лоббируют иностранные агенты и представители «радикальной антисемейной идеологии феминизма». Движение «Сорок сороков», которое проводило протесты против выхода «Матильды», объявило «всероссийскую акцию сопротивления» принятию этого закона.

Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям». Позднее уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой, эксперты связали с этим и рост числа случаев жестокого обращения с детьми.

О необходимости разработать и внести закон о домашнем насилии летом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Мы изучим международный опыт в этой сфере, — отметила она, поручив подготовить проект закона к 1 декабря. — Нужно изменить патриархальный менталитет». Ранее о разработке закона говорил бывший глава Совета по правам человека Михаил Федотов.

После этого парламентарии разработали документ, о нем в середине октября писал РБК. Авторы хотят закрепить в законодательстве понятие так называемого защитного ордера, который бы запретил преследователю приближаться к пострадавшему и в исключительных случаях обязывал обидчика покинуть место совместного жительства, передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред. Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также на бывших супругов и усыновленных детей.

Законопроект также предусматривает закрепление понятия профилактики семейно-бытового насилия и описывает его виды: физическое, сексуальное, психологическое и материальное.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://www.rbc.ru/politics/16/11/2019/5dce856d9a7947bda42f57c7

Россияне против закона о домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here