Возбуждает насилие над детьми

Предлагаем ознакомиться со статьей: "Возбуждает насилие над детьми". Здесь подобран материал из авторитетных источников. В случае возникновения вопросов вы можете их задать дежурному специалисту.

Жертвами сексуального насилия чаще становятся слишком послушные дети

Весь прошлый год Беларусь сотрясало от новостей об изнасилованиях детей. Витебск, Молодечно, Лоев, Полоцк… Список городов, в которых были задержаны и осуждены педофилы, можно продолжать и дальше.

Но, пожалуй, самый громкий случай произошел в Минске, где стало известно о изнасилованиях в интернате. Потерпевшими признаны 20 детей – все имеют особенности развития. Трое человек проходят по делу в качестве обвиняемых. Среди них – сотрудники самого интерната.

Кто эти дети, которые попадают в ловушку к насильникам? Об этом корреспондент Sputnik Юлия Балакирева побеседовала с Людмилой Мун, начальником отдела психолого-физиологических исследований главного управления судебно-психиатрических экспертиз центрального аппарата Государственного комитета судебных экспертиз.

Людмила Мун на протяжении 10 лет работает в дружественной детям комнате опроса. В ее практике – сотни историй, в том числе от тех, кто стал жертвой сексуального насилия.

Рана, которая не заживает

— Есть такое суждение, что преступники ищут себе определенную жертву. Все ли дети могут попасть в руки негодяев?

— Для начала давайте разграничим две категории преступников. К первой относятся те, кого называют педофилами. У них действительно есть предпочитаемый образ. Они ищут детей определенного возраста, пола. Может быть фетишизация, когда у ребенка есть отдельные предметы одежды или цвет волос. И, естественно, жертвой преступника скорее станет ребенок такого типажа.

Для другого типа преступников более важно то, что ребенок доступен. Он ищет ситуацию, в которой есть безопасный доступ к любому ребенку, когда вокруг нет людей, есть закрытое пространство, есть время – и он может безопасно реализовать свой злой умысел.

— Когда мы говорим о насилии, в первую очередь приходит на ум насилие семейное. Возможно, это некий стереотип. Само по себе такое насилие сложнее?

— В чем проблема такого насилия. Семья закрыта от внешнего контроля: мы не знаем, что происходит внутри. Поэтому это самый латентный вид преступления. Взрослый человек начинает рассматривать ребенка как сексуальный объект. Как правило, это не есть что-то внезапное. У преступника есть много времени для того, чтобы постепенно развращать жертву. Все может начинаться с легких форм – сексуальные комплименты, поглаживание, поцелуи, а потом уже прикосновения к интимным зонам и так далее.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Дети виктимны только потому, что они дети. Они легко становятся жертвой, потому что не умеют себя защищать, давать отпор, не имеют жизненного опыта, многого не понимают. Взрослый в семье – это изначально авторитет. Он свой, а против своих защиты не выстраивают и в дурном их не подозревают. Ребенку может казаться, что вроде какие-то странные действия этот человек совершает, но ведь он не чужой. Взрослый изначально находится в позиции защитника. Поэтому дети долго находятся в каком-то смятении, смущении. Они не могут дать этому собственную оценку.

Есть еще одна проблема, связанная с насилием. Вроде бы говорят, что старшие дети сильнее переживают случившееся. Но это не так. Просто подросток сразу понимает – у него сразу идет реакция. Маленькие дети сначала не понимают, но они тоже взрослеют. И когда начинают узнавать, что такое секс и сексуальность, и перерабатывают свой опыт через новые знания – вот тут их накрывает. Тут травма их настигает.

В этой комнате мне доводилось разговаривать со взрослыми женщинами, которые стали жертвами сексуального насилия в детстве. Вот что я заметила. Если не было психотерапии и они не переработали свой опыт, то взрослые женщины разговаривают как дети. Вы знаете, такое удивительное явление, как будто эта рана вчерашняя. Они рассказывают с теми же эмоциями. Эта боль такая же острая и живая.

— Как складывается личная жизнь у таких людей?

— Не могу дать авторитетное мнение, ведь я работаю с детьми. Но те несколько человек, с которыми мне довелось познакомиться, столкнулись с разными сексуальными дисфункциями и нарушениями взаимоотношений. Подростки могут впадать в крайности: либо убегают от близких отношений, либо раздают свое тело направо и налево.

Есть статистика, которая говорит, что сексуальное насилие в детстве способствует саморазрушению: в 7 раз повышает риск злоупотребления алкоголем и наркотиками и в 10 раз – риск суицидов. Поэтому индивидуальная психологическая реабилитация необходима, чтобы ребенок проработал травму и мог дальше жить и развиваться свободно.

Мамы, которые не замечают

— Какие чувства испытывает ребенок, пережив насилие?

— Если это было бы какое-то конкретное чувство, то справиться было бы легче. Проблема в том, что внутри у жертв – смесь всего. Чувство страха, беспомощности, вины, стыда, растерянности, нарушения чувства собственного тела. Все это может быть очень сложно переплетено.

— Считается, что девочек насилуют чаще. Так ли это в реальности?

— Исходя из нашей практики, потерпевших от насилия девочек больше, чем мальчиков.

— Можем ли мы верить маме, которая говорит, что не замечала насилия в семье?

— Я считаю, что можем. Потому что существуют такие механизмы восприятия реальности. Мы все такие, у нас есть селективность восприятия. Если мы видим что-то, что не хотим видеть или что не вписывается в нашу картину мира, срабатывает защитный механизм отрицания.

Все, что происходит между ребенком и насильником, происходит наедине. И мама реально может не замечать каких-то знаков.

— А есть ли симптомы, которые говорят о том, что с ребенком что-то не так? Я, например, слышала, что он может себя травмировать: часто ударяться, падать.

— Если ребенок начинает себя травмировать, это не значит, что он является жертвой сексуального насилия. Это означает, что у него есть проблемы психологического плана.

Сегодня наука говорит о том, что нет специфичных признаков сексуального насилия. Поэтому нужно быть внимательным к ребенку вообще. Надо видеть его состояние, как оно меняется, нет ли радикальных изменений в поведении.

[3]

— Все ли дети в открытую признаются в насилии?

— Чаще они не говорят. Даже при уличном насилии, когда дети сразу бегут к родителям, находятся те, кто молчат. Потому что у детей, мне кажется, чувство вины формируется легче. Может быть, из-за того, что мы очень часто их критикуем. Они боятся какой-то негативной оценки, что их будут ругать, что про них плохо подумают. Они не доверяют нашим взрослым реакциям. Если бы дети были уверены в том, что все, что они нам приносят, принимается по-доброму, они бы нам больше рассказывали.

…По поводу мам хотела бы добавить. Мы говорили о том, что есть мамы, которые не замечают семейного насилия. Но есть те, кто замечает, но молчит. Ребенок пришел, рассказал ей, она отмахнулась: «Не ври». Слова детей имеют меньший вес, чем слова взрослых. Опять-таки так принято в обществе. От детей отмахиваются, их принижают. Это про тех мам, которые действительно не поверили.

Читайте так же:  Исковое заявление о признании отцовства образец

А есть мамы, которые знают, но молчат. Они, например, застали случайно своего взрослого партнера с ребенком во время сексуального действия. Почему такие мамы ничего не делают, я не знаю. Это на их совести.

Дети, которые молчат

— Дети, с которыми вы работаете, чаще сталкиваются с семейным или уличным насилием?

— Уличных – единицы. Это не только наша тенденция, но и мировая. Чаще сексуальное насилие совершают лица, которых ребенок знает.

Детей в нашу комнату обычно приводят в самом начале доследственной проверки. Сотрудники МВД – молодцы, они хорошо понимают, что лучше всего получать информацию от ребенка сразу. Потому что дети считывают эмоции взрослых во время расспросов и начинают корректировать свой рассказ.

— Как дети себя ведут, они сразу вам раскрываются?

— Все дети раскрываются только тому, кому они доверяют. Так же происходит и в случаях, когда раскрываются семейные преступления. Часто дети обращаются за помощью к педагогам, психологам в школе, если они им доверяют. Мать может не защитить, например. Девочка один раз к ней подошла, ее отправили, больше она не будет говорить. Ребенок в засаде, он не знает, как справиться с ситуацией.

Если у ребенка в окружении нет ни одного человека, которому он доверяет, он может молчать всю жизнь. Поэтому нам важно создавать дружественную среду для детей, чтобы не было нераскрытых преступлений.

Был у меня один случай. Я работала с девочкой, которая стала жертвой насилия. Она решилась рассказать об этом только своему лучшему другу-сверстнику. Дети посовещались и решили никому не говорить – ни ее родителям, ни его. Потом все же решились открыться знакомому дяде Мише. Он был малознакомым взрослым, но, как пояснила девочка, они выбрали его, «потому что он справедливый». Дядя Миша вызвал у них доверие.

Недавно случилась другая история, связанная с инцестом. Ребенок был жертвой со стороны отца. Мать об этом не знала. Логика этой ситуации была такой. В семье отец агрессивный – мать слабая. К слабым матерям не идут за поддержкой. Как поясняют по этому поводу дети: «Ну скажу я. Она начнет на него ругаться, а он ее опять побьет».

Тут в семье было то же самое. Это длилось пару лет, а потом к ним домой пришли два милиционера по другой ситуации. Они были хорошими милиционерами. Они произвели на эту девочку впечатление силы, надежности, опоры. И у нее что-то внутри стало происходить. Как потом она мне рассказывала, пока милиционеры были в квартире, она не сводила с них глаз, оценивала и думала: «А вдруг они мне помогут?» Девочка им не открылась, но у нее появилась надежда. И когда они ушли, ее прорвало, и она рассказала родственнице о том, что произошло.

Беда, которой можно избежать

— Как родителям правильно реагировать, когда они узнают об изнасиловании?

— Для родителей это такой же шок. И тут важно не наломать дров. У нас в комнате есть специальная памятка, в которой говорится, что нужно и нельзя делать. Так вот, цитирую, родители не должны истерить, паниковать, всех обвинять, искать виноватых, проводить собственные расследования, настойчиво расспрашивать ребенка (почему ты так поступил, почему туда пошел). Родители должны дать ребенку поддержку, опору и показать ему, что он не виноват в случившемся.

Нам это тяжело сделать. Потому что мы, родители, сразу начинаем ругаться: «Ну зачем ты это делал!». Хочется свой гнев куда-то выплеснуть. Вот с этим надо быть очень осторожными. Не дай бог ребенку услышать такие слова.

Я бы хотела, чтобы в этом интервью прозвучала очень важная мысль. Все дети невиновны! Они априори не виноваты в том, что с ними делают взрослые. Они не виноваты в ситуации как уличного, так и домашнего насилия. Даже если это будет 12-летний ребенок, занимающийся проституцией. Это его не осмысленный выбор. Это кто-то воспользовался его беспомощностью и неопытностью.

— Как уберечь ребенка, какие слова ему нужно сказать?

— Нет волшебных слов, которые я могу сказать своему ребенку, и он не станет жертвой насилия. Я считаю, что нужна система сексуального воспитания детей. Очень многие проблемы, которые вижу, происходят из-за недостаточной информированности. Второе – надо заниматься просвещением родителей. Избежать любых проблем легче, если есть доверительные отношения с ребенком.

Когда родители приходят в нашу комнату, я очень часто им объясняю: ваш ребенок стал жертвой преступления, потому что он очень хороший. Потому что злодей ищет послушного ребенка. Мы сами, взрослые, воспитываем жертв. У нас хороший ребенок тот, кто слушается, не перечит взрослым, не огрызается. Сказали «иди туда», он и пошел. Что мы делаем? Мы учим ребенка, что взрослому человеку хорошо только говорить «да». А мы должны учить его говорить «нет», разрешать проявлять свою самость, показывать свое желание и волю.

http://www.ranak.me/2019/03/20/zertvami-seksualnogo-nasilia-case-stanovatsa-sliskom-poslusnye-deti/

Следователи за год возбудили 48 уголовных дел из-за сексуального насилия над детьми

За минувший год региональным управлением СКР было возбуждено 48 уголовных дел по фактам изнасилования и насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетних.

Как сообщили в ведомстве, от действий преступников пострадало 48 детей, из них трое подверглись домогательствам со стороны членов семьи, один — со стороны родителя, в отношении 9 детей преступления были совершены через Интернет.

Бывали случаи, когда издевались над детьми сами дети. Так, год назад 14-летний подросток с родителями приехал из Подмосковья на каникулы на дачу в Калужскую область. В один из июльских дней он пригласил 6-летнего знакомого мальчика на прогулку в поле поиграть в стогах сена, где совершил с ребёнком половой акт. Сейчас материалы расследованного уголовного дела направлены в суд. Подросток содержится под домашним арестом.

Действия сексуального характера были совершены прошлым летом также в отношении 6-летней девочки, которую мама оставляла в деревне вместе с бабушкой. 60-летний родственник играл с ребёнком в непристойные игры. Калужские следователи завершили сбор доказательств по этому факту, в ближайшее время обвиняемый предстанет перед судом. Сейчас он содержится в следственном изоляторе, — рассказали в региональном СКР.

В ведомстве отмечают, что из 48 детей, ставших в прошлом году жертвами сексуального насилия, 40 были малолетними — в возрасте от 6 до 14 лет. Кроме того, преступления были совершены в отношении двух детей дошкольного возраста (от 1 до 5 лет) и шестерых подростков (от 15 до 17 лет).

http://nikatv.ru/news/short/sledovateli-zagod-vozbudili-48-ugolovnyh-del-iz-za-seksualnogo-nasiliya-nad-detmi

Сексуальное насилие над детьми: как защитить ребенка

Когда речь заходит о сексуальном насилии над детьми, мы невольно представляем себе зловещие сцены с участием незнакомца, оказывающегося маньяком и(или) педофилом, но в реальности самый распространенный сценарий иной — это сексуальные притязания со стороны взрослого члена семьи (35-40% случаев) или друга семьи (45% случаев), хорошо ребенку знакомого*. Как распознать беду? И с чего начать разговор с ребенком? Объясняет педагог и психолог Лия Олейник.

Об эксперте

Лия Олейник — кандидат педагогических наук, доцент кафедры психологии, педагогики и менеджмента образования Николаевского областного института последипломного педагогического образования (Украина). Автор десятков научных трудов по вопросам полового воспитания детей от рождения до 18 лет. Соавтор книг «Личность в едином образовательном пространстве» (Запорожье, 2010), «Половое воспитание учеников школ-интернатов и их защита от сексуального насилия» (Николаев, 2012).

Читайте так же:  Алименты второй брак второй ребенок

Насилие в отношении ребенка может проявляться по-разному. Подглядывание отчима за падчерицей во время купания, игра дедушки с четырехлетним малышом «в войнушку», когда ребенок ощупывается, якобы в поисках оружия, а потом «разоружается» догола. Или отчим укладывает ребенка на диван и гладит, постепенно переходя к половым органам, объясняя ребенку, что так надо любить друг друга: «Тебе же так приятно?» Все это — различные формы сексуального насилия. В подобных действиях ребенок может выполнять пассивную и активную роль и при этом переживать противоречивые чувства: страх и удовольствие, стыд и желание. Парадокс заключается в том, что если насильнику удается выстроить с ребенком доверительные отношения, тот может даже испытывать удовольствие. Часто мать не верит или не хочет верить ребенку, когда он пытается рассказать о случившемся. Конечно, сложно допустить и поверить в то, что в своей семье может твориться такое. Проще списать это на детские фантазии и выдумки. Однако детские «сказки» могут оказаться вовсе не сказками…

Тревожные сигналы

Узнать о случае насилия или развратных действиях в отношении ребенка со стороны членов семьи, знакомых или посторонних можно по его внешнему виду, поведению, разговорам. Никогда прежде не наблюдавшиеся ссадины и синяки на лице или на теле ребенка, не склонного к дракам и активным играм, — тревожный сигнал. Особенно если ребенок не вдается в подробности или его рассказ выглядит не совсем правдоподобным. Пережитое насилие может спровоцировать замкнутость, плохое настроение, подавленность, тревожность, страх, нежелание оставаться наедине со своим обидчиком.

Ребенок может рассказать о случившемся другу или подруге, учителю, матери, но представить это как случай, произошедший с кем-то другим, о чем он узнал из новостей, прочитал в интернете или увидел в кино. Обратите внимание на эмоциональное состояние ребенка во время рассказа, почувствуйте, что в действительности он хочет вам этим сказать: просто поделиться шокирующим фактом или просигналить о случившемся лично с ним.

В некоторых случаях ребенок может воспринять действия взрослого как должное и правильное поведение. Субъективные реакции детей на сексуальное совращение неоднозначны: по результатам одного исследования, 52% американских студентов, переживших сексуальное совращение, восприняли его отрицательно, а 48% — нейтрально и положительно.* *

Кроме того, дети далеко не всегда являются лишь пассивными объектами сексуальных домогательств: ребенок с разбуженной сексуальностью может сам провоцировать и поощрять взрослого к эротическим контактам. Но мы, взрослые, знаем, что за любые действия сексуального характера в отношении ребенка предусмотрена уголовная ответственность. Если взрослый человек совершает противоправные действия — он преступник. Поведение ответственного и любящего взрослого должно быть направлено в первую очередь на защиту ребенка.

* См. об этом: итоговый отчет «Сексуальное насилие над детьми: социальное явление, социальная проблема, социальный контент, 2009» информационно-аналитического агентства «Социальная реклама.ru» (socreklama.ru)

** И. Кон «Совращение детей и сексуальное насилие в междисциплинарной перспективе» // Дети России: насилие и защита. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. РИПКРО, 1997, с. 63-74.

Правильно построить разговор

Если у вас есть основания подозревать насилие в отношении ребенка, но вы не чувствуете себя достаточно уверенно и спокойно, чтобы говорить с ним на эту тему, лучше обратиться к профессиональному психологу. Если же вы все-таки решились на откровенный диалог с сыном (дочерью), подумайте не только о том, что будете говорить, но и как. Поза, мимика, жесты, интонация, тембр голоса, смысловые паузы — все это ребенок считывает как сигнал: на чьей вы стороне? заслуживаете ли вы его доверие? Начало разговора и его сценарий зависят от возраста ребенка, семейных традиций и степени доверия, которая существует между вами. С дошкольником можно поиграть в игры с куклами, наделяя их ролями ребенка и взрослых членов семьи, среди которых будет человек, которого вы подозреваете. Такое игровое взаимодействие дает возможность малышу «проиграть» негативные действия взрослого, если они имели место. Можно предложить сыну (дочери) нарисовать свою семью и затем, обсуждая нарисованное, коснуться взаимоотношений с человеком, который по вашим предположениям мог допускать развратные действия в отношении ребенка.

Прямые вопросы, требующие однозначного ответа, скорее всего, смутят ребенка и заставят замкнуться. Тем более что ваши предположения могут и не подтвердиться. Важно, чтобы ваш разговор не напоминал ситуацию дознания в суде. Проявите искреннюю заинтересованность в жизни ребенка в целом — побеседуйте о том, что его радует, огорчает, страшит, удивляет, тревожит.

Для открытого разговора с ребенком школьного возраста должна быть располагающая атмосфера. Если в семье существует опыт доверительных бесед на другие темы, то и начать разговор на такую деликатную тему, как предполагаемое насилие, следует с привычных фраз: «Давай пошепчемся», «Ты мне хочешь что-то рассказать?» Но это возможно, если ребенок с ранних лет знает, что он может рассказать вам обо всем, что происходит в его жизни, и вы, взрослый и любящий человек, всегда готовы его выслушать и помочь найти выход из любой ситуации. Если таких доверительных отношений с ребенком не сложилось, попробуйте начать разговор с якобы услышанной или прочитанной истории о неправильном поведении взрослого по отношению к ребенку. Выскажите свое негативное отношение к действиям взрослого и понимание чувств и мотивов поведения ребенка. Дайте понять ребенку, что он всегда может рассчитывать на вашу поддержку и защиту.

Преодолеть последствия

Однократное, а тем более повторяющееся насилие со стороны члена семьи, который вынуждает ребенка замалчивать эти действия угрозами или уговорами, наносит ребенку сильную эмоциональную травму. Эти обиды оставляют в его душе ощущение вины, грязи, бессилия и предательства. Тяжесть последствий насилия зависит от восприятия и возраста ребенка. Ребенок дошкольного возраста, который испытал сексуальные ласки от кого-то из любящих родственников, может и не проявлять признаков психологической травмы. Иногда ее симптомы могут появиться намного позже, когда он начнет понимать, что с ним совершили.

Видео (кликните для воспроизведения).

Дети, которые осознают весь ужас, неправильность и противозаконность насильственных действий, но не могут им противостоять, часто страдают от страхов и ночных кошмаров, депрессивных состояний, самобичевания или неконтролируемых вспышек агрессии, направленных на тех, кто слабее их, или на животных. Нередко они пытаются избавиться от чувства собственной беспомощности и обрести уверенность в себе через насилие по отношению к другим. Чаще такое происходит с юношами, которые, остро переживая свой позор и испытывая чувство вины, пытаются доказать свою мужественность, унижая и проявляя насилие по отношению к другим. Нередко дети и подростки, сталкивающиеся с насилием со стороны отчима или другого члена семьи при молчаливом потворстве матери, убегают из дома или пытаются покончить жизнь самоубийством. Большинство же детей, переживших насилие, замыкаются в себе и не идут на близкие и доверительные отношения с другими людьми.

Однако многие из тех, кто пережил в детстве сексуальное насилие, в состоянии «закрыть» эту страницу своей биографии. Им помогает своевременное выявление травмы и помощь, оказанная грамотным психологом. Но самое главное — рядом с ребенком должен быть близкий человек, которому он доверяет и с помощью которого к нему вернется чувство ценности собственной личности.

Читайте так же:  Свидетельство об установлении отцовства на английском

Молчать нельзя признаться

В зависимости от обстоятельств дети могут молчать о том, что с ними происходит, или рассказать взрослым о том, что они стали жертвой насилия. От чего это зависит? Мнение Лии Олейник.

Ребенок молчит, когда:•чувствует себя ответственным за произошедшее с ним;•опасается, что ему не поверят; •верит в угрозы того, кто совершил насилие;•не хочет огорчать взрослых;•приучен не говорить о «плохом»;•ему тяжело рассказать, что произошло;•приучен не болтать лишнего;•уважает взрослых и боится доставить неприятности развратнику в ответ на его просьбу никому не рассказывать о произошедшем.

Ребенок говорит, когда:•осознает невыносимость продолжения насилия;•страдает от физического вреда;•хочет защитить другого ребенка;•последствия насилия могут стать очевидными (например, беременность);•знает, как предотвращать насилие;•доверяет тому, от кого ожидает защиты.

http://www.psychologies.ru/roditeli/children/seksualnoe-nasilie-nad-detmi-kak-zaschitit-rebenka/

11 последствий пережитого в детстве сексуального насилия

Слишком часто мне приходится слышать истории о взрослых, которые не замечали, что происходит с их ребенком, или объясняли тревожные перемены в его поведении темпераментом, возрастом. Поэтому я перечислю 11 психических проблем, с которыми часто сталкиваются дети, ставшие жертвой сексуального насилия или домогательств.

Этот список не руководство по диагностике и не может заменить консультацию профессионала. Я попыталась объединить вместе типичные симптомы, которые заставляют людей обращаться за помощью терапевта. Список далеко не полон, и каждый симптом по отдельности может быть вызван и другими причинами. В зависимости от возраста, особенностей пережитой травмы, темперамента и стойкости каждого человека, симптомы могут проявляться по-разному.

1. Диссоциация (ощущение отчужденности от самого себя) — наверное, самый распространенный защитный механизм, с помощью которого психика пытается оградить себя от травмы, вызванной сексуальным насилием. Разум словно сбегает из тела в ситуациях экстремального стресса, ощущения бессилия, сильной боли и страданий.

2. Самоповреждение. Люди, пережившие тяжелую травму, причиняют себе физический вред, пытаясь справиться с мучающей их эмоциональной и психологической болью. Как показывают исследования, порезы приводят к выбросу эндорфинов, дающих временное ощущение покоя и умиротворения.

3. Тревога и страх. У переживших сексуальное насилие система реакции организма на стресс часто чересчур активна. Это проявляется в сильнейших приступах страха, социальной фобии, панических атаках. Организм словно постоянно находится настороже и не может расслабиться.

4. Кошмары. Жертв насилия, так же как и ветеранов войн, мучают навязчивые болезненные воспоминания и ночные кошмары.

5. Алкоголизм и наркомания. Пережившие тяжелые психические травмы люди часто пытаются найти утешение в алкоголе и наркотиках. Эксперименты с наркотиками в подростковом возрасте нельзя считать нормальными, особенно если подросток знает о возможных последствиях.

6. Гиперсексуальность. Это типичная реакция на ранний и травмирующий сексуальный опыт. Если ребенок очень рано начинает регулярно мастурбировать, проявлять сексуальный интерес (в играх или в жизни), чаще всего это признак того, что он был свидетелем или участником каких-то сексуальных действий взрослых. В юношеском и во взрослом возрасте гиперсексуальность может проявляться в беспорядочных половых связях, занятиях проституцией, съемках в порнографических фильмах.

7. Психотические проявления. У переживших сексуальное насилие в детстве нередко возникает паранойя, возможны галлюцинации и кратковременные психозы.

8. Перепады настроения, вспышки гнева, раздражительность. Детям часто трудно выразить свои чувства словами, поэтому они проявляют их через действия. Иногда так ведут себя и взрослые. Люди, пережившие тяжелые психические травмы, часто страдают от перепадов настроения, раздражительности и нарушений в работе мозга, которые могут приводить к депрессии, мании, тревоге и вспышкам гнева.

9. Проблемы в отношениях, трудности в поддержании долговременных дружеских или романтических отношений. Жертвы домогательств часто перестают доверять другим, начинают опасаться людей, поэтому им трудно поддерживать долговременные отношения, основанные на взаимном доверии.

10. Регрессия (в основном у детей). Энурез (ночное мочеиспускание в постель) и энкопрез (непроизвольная дефекация) у ребенка, которого приучили к горшку, внезапные и необъяснимые истерики или вспышки гнева, необычная импульсивность или навязчивая потребность во внимании и другие резкие перемены в поведении часто могут быть признаком того, что случилось нечто ужасное.

11. Физиологические, психосоматические и аутоиммунные расстройства. Многие врачи и психотерапевты писали о том, что воспоминания о травме словно хранятся в нашем теле, поскольку разум отталкивает их. В психоанализе они называются бессознательными, поскольку они зачастую проявляются незаметно для самого человека. Когда случается немыслимое, разум спасается, используя тело для выражения переживаний, которые нельзя выразить словами.

Об авторе

Михаэла Бернар, психолог-консультант, психоаналитик, работает с детьми и подростками. Ее сайт .

Сексуальное насилие над детьми: как преодолеть его последствия

Все родители надеются, что с их ребенком этого никогда не произойдет. Как уберечь детей и что можно сделать для сына или дочери, если несчастье уже случилось? Размышляет психолог Людмила Гридковец.

Позитивное мышление мешает исцелить детские травмы

Зачем концентрироваться на негативе, спросите вы? Разве не лучше сделать лимонад из кислых лимонов, искать ложку меда в бочке дегтя и повторять, как мантру, слова «Что нас не убивает, делает нас сильнее»? Нет, не лучше.

http://www.psychologies.ru/articles/11-posledstviy-perejitogo-v-detstve-seksualnogo-nasiliya/

Не только сестры Хачатурян. Жестокость к детям, немое свидетельствование и насилие в российских семьях

В российское законодательство может быть введена уголовная ответственность за домашнее насилие. Ежегодно в России около 17 тысяч детей разного возраста подвергаются физическому насилию. «Сноб» собрал наиболее резонансные случаи жестокого обращения с детьми за последние два месяца и поговорил о семейном насилии с психологами

1 августа 2019 18:18

23 июня стало известно, что в Дагестане четырехлетняя девочка умерла от травм, нанесенных мачехой. Девочка попала в больницу с тяжелой закрытой черепно-мозговой травмой в конце января 2019 года. Судмедэксперты установили, что ребенка били по голове тупым предметом. Мачеху обвинили в умышленном причинении вреда здоровью, повлекшем смерть, заведено уголовное дело.

22 июля в сети появился ролик, на котором видно, как мать кричит на сына и избивает его: наносит удары по голове, выкручивает руки, швыряет его. Мальчик держится за нее руками, пытаясь защититься. Причиной такого «наказания» стало то, что ребенок забыл пакет в банке, в который они заходили перед этим. Сейчас по этому делу ведутся проверочные мероприятия и устанавливаются все обстоятельства случившегося.

23 июля на Кубани следователи возбудили уголовное дело в отношении мужчины, державшего сына в сарае. Отец обмотал металлической цепью шею ребенка и закрепил ее за деревянную ножку стеллажа. Мальчику удалось сбежать. Он рассказал, что вечером его приковывали цепью, а днем заставляли работать. Сейчас ребенок в реабилитационном центре, а следователи проверяют, не совершал ли отец других противоправных действий в отношении сына.

24 июля на лестничной площадке одного из домов поселка Мга Кировского района обнаружили искалеченную девочку. Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении 57-летней женщины, которая по просьбе матери девочки в тот момент присматривала за ребенком. Предположительно, женщина в состоянии алкогольного опьянения избила трехлетнюю девочку кухонным молотком.

30 июля суд приговорил к пожизненному заключению жителя Забайкалья Владимира Паукова за убийство ребенка. Мужчина пытался научить пятилетнего пасынка читать. Когда ребенок стал противиться требованиям отчима, тот избил его мухобойкой и несколько раз бросил об пол с высоты собственного роста. Мальчик умер на месте. Когда мать ребенка вернулась домой, Пауков не позволял ей вызвать полицию и скорую.

Елена Баканова, завкафедрой психологии Международного института монтессори-педагогики:

Читайте так же:  Дают ипотеку матерям одиночкам

В последнее время новости о насилии над детьми все чаще появляются в СМИ, потому что общество стало отдавать себе отчет в том, что проблема действительно существует. Происходит это в том числе благодаря тем женщинам, которые вслух заговорили о насилии по отношению к себе. Это, безусловно, позитивная тенденция, потому что информационный поток помогает привлечь внимание к проблемам наиболее незащищенных слоев населения. В результате само общество становится более осознанным. 15 лет назад не могло возникнуть даже разговора о введении в Уголовный кодекс пункта о телесных наказаниях детей. Формулировка «жестокое обращение с детьми» встречается в 156-й статье Уголовного кодекса, однако ее трактовка остается расплывчатой.

Детско-родительские конфликты в значительной степени связаны с тем, что взрослые должны выполнять множество рутинных задач, при этом совмещая множество других социальных ролей. Часто это сопровождается негативными эмоциями, отрицательно сказывается на внутреннем психологическом состоянии родителей и, в конечном итоге, приводит к тому, что этот негатив выплескивается на детей, а регулярные шлепки и подзатыльники становятся нормой.

Важно понимать, что, подвергаясь насилию, ребенок не только переживает стресс. У него формируется модель поведения, которую он, возможно, будет воспроизводить во взрослом возрасте. Если телесно наказывают мальчика, он становится агрессивным, понимает, что ему можно бить окружающих. А если бьют девочку, у нее закрепляется установка, что применять физическую силу по отношению к ней — норма.

В России ситуация с жестокостью по отношению к детям может быть связана с историческим опытом. Запрет на телесные наказания в отношении взрослых был введен только в начале ХХ века, до этого они были нормой. Сегодня более чем в 50 странах уже есть законы, предусматривающие уголовное наказание за насилие над детьми. Например, в Финляндии или Германии, увидев или услышав, что ребенка бьют, вы должны сообщить об этом в специальные органы.

Также открытым остается вопрос немого свидетельствования — ситуации, когда окружающие замечают случаи насилия над детьми, но не знают, что предпринять. Для того чтобы люди понимали, как правильно реагировать в тех случаях, когда они видят жестокость по отношению к детям, необходим закон, который бы четко определил алгоритм действий.

Как же тогда наказывать детей так, чтобы не травмировать их психику? Важно помнить, что преступление — это, прежде всего, нарушение принятых в обществе норм. Поэтому сначала нужно объяснить ребенку, какие нормы в принципе существуют. Цель наказания — научить следовать правилам социального поведения и создать условия для того, чтобы неправильные действия не повторялись, а не нанести ребенку физические или психологические увечья.

Евгения Забурдаева, практикующий психолог, психотерапевт:

Сегодня все чаще открыто говорят о проблеме родительского выгорания, которое становится причиной насилия над детьми. Как правило, это результат целого комплекса причин. Во-первых, родители-насильники зачастую сами бывшие жертвы насилия или свидетели насилия в семье, и они проецируют собственный внутренний конфликт на своих детей. Во-вторых, современное общество предъявляет к родителям как никогда высокие социальные ожидания: ребенок будто бы становится проектом своей семьи, а родителей судят по тому, насколько «успешно» они его реализуют. Такое давление зачастую приводит к тому, что родители не справляются с психологическим напряжением и срываются на ребенке.

Изменить ситуацию можно только с помощью популяризации этой проблемы: важно рассказывать о родительском выгорании, отсутствии эмоциональной и социальной поддержки родителей, особенно воспитывающих детей в одиночестве. Например, мать-одиночка из Кирова, которая оставила дочь на три дня одну дома, не была готова к материнству, воспитывала ребенка одна и была морально истощена. Это не оправдывает ее поступка, однако о факторах, спровоцировавших трагедию, тоже не следует забывать.

Более того, необходимо открыто говорить и о том, что агрессор одновременно выступает и в роли жертвы, и ему тоже нужны помощь и поддержка. Например, если вы видите, как родитель не справляется и выходит из себя, можно предложить ему помощь, посидеть с ребенком, дать родителю отдохнуть. Если есть возможность, можно попробовать разделить членов семьи на какое-то время, чтобы взрослый мог успокоиться и прийти в себя. Разумеется, если вы становитесь свидетелем физического насилия над ребенком и видите, что существует угроза его жизни, необходимо обратиться в органы опеки или правоохранительные органы. Однако делать это нужно только в том случае, когда ситуация действительно представляет опасность.

В случае домашнего насилия в помощи нуждаются как родители, так и дети. Часто ребенок не осознает себя жертвой насилия — он думает, что заслуживает такого отношения, потому что он плохой. У него формируется установка, что с ним, с его телом можно так поступать. Это приводит к тому, что впоследствии, во взрослой жизни, он снова становится жертвой насилия или же агрессором в собственной семье. Чтобы избежать этого, человеку прежде всего нужно понять, что он, будучи ребенком, не был виноват в произошедшем. Для этого необходимо проработать ситуацию у психолога и осознать, что причиной насилия были внутрисемейные нарушения, пережить сложные чувства по этому поводу. И только после такого анализа психологическое исцеление жертвы насилия становится возможным.

Подготовили: Ксения Праведная, Диана Антипина

http://snob.ru/entry/180700/

Сексуальное насилие над детьми: ближе, чем кажется

Сексуальное насилие над детьми — это не то, что где-то случилось с кем-то. Это то, что происходит повсеместно, просто об этом принято молчать, а не говорить. «Литтлван» выслушал истории тех, кто знает о проблеме не понаслышке и спросил экспертов, как пережить этот ужас и не допустить, чтобы это происходило с нашими детьми.

«Мне было лет девять. Мы с другом Ромкой жили на одной лестничной площадке, квартиры — стена к стене. Ходили друг к другу по сто раз в день. Родители говорили: «Спрашивай, кто звонит». Я кивала и не спрашивала. Что спрашивать, если это опять Ромка? В тот раз не спросила тоже. Мужчина зашел по-хозяйски в прихожую, спросил: «Ты играешь на фоно?». Я кивнула. Он сказал: «Сыграй мне!». Я открыла ноты, начала играть Бетховена, сбилась, посмотрела на него — он стоял, достав член. Меня парализовало.

Тут в подъезде раздались какие-то звуки, мой гость разволновался, выглянул. Мне хватило ума захлопнуть дверь и позвонить Роминому папе, милиционеру: «Ко мне сейчас приходил дядя без трусов!». Его мы так и не нашли — лица я не запомнила. Но запомнила, что мне очень повезло. Увы, так повезло не всем».

Страшные воспоминания детства: отец, отчим, братья, сосед, учитель, друг семьи, киномеханик…

Марина: «У меня был отчим. Отношения не сложились — он был жестоким. Однажды, когда мне было 11 лет, в длительное отсутствие мамы он залез ко мне под одеяло. Я активно сопротивлялась. Больше попыток насилия не было, но я дико этого боялась. И как только появилась первая возможность уйти из дома, я это сделала».

Екатерина: «Когда мне было от года до трех, мама с папой брали меня в кровать. Отец просил держать его за член. Я подросла и начала убегать, но родилась младшая сестра, и ей они говорили делать то же самое. Когда уже после смерти отца рассказала маме, что я все помню, она закричала: «Ты была маленькая, ты не можешь этого помнить!». С тех пор мать старается никогда со мной не оставаться наедине».

Читайте так же:  Как использовать материнский капитал дом

Аня: «Меня с 5 до 6 лет насиловал сосед, которого просили со мной посидеть. С ним оставляли всех детей нашего подъезда. Мне было очень больно и очень страшно. Он снимал с меня колготки и сажал на свой огромный член. Я говорила взрослым, что не хочу больше сидеть с соседом, но они меня не слушали».

Андрей: «Наш завуч, закрыв дверь в пионерской комнате, сажал меня на колени и целовал в губы. Я учился тогда в начальной школе. Он говорил: «Не бойся, я тебе как папа». А я боялся, но не мог ничего сделать. И закричать не мог. И сбежать не мог. Я маленький, а он большой. Это повторялось раз за разом. Потом я вырос. Я его видел недавно на улице. Он выглядит как бомж. Подошел ко мне, спрашивает: «Ты помнишь меня?». А я, конечно, помню, но говорю: «Нет!». А самому не так страшно, как тогда, но все равно страшно. И очень брезгливо. Я бы хотел, чтобы этого со мной не было».

Анна: «С 3 до 6 лет меня насиловали старшие братья».

Юля: «Мне было страшно и стыдно признаться маме, что отчим сажает меня на колени, заставляет смотреть порнофильмы и держать член. Он сказал, что если я признаюсь, она убьет меня за то, какая я мерзкая и плохая, и они будут прекрасно жить вдвоем».

Оксана: «Меня насиловал друг семьи. Меня учили быть послушной — и я слушала его и шла, когда он меня звал. А потом узнала, что это называется «изнасилование», рассказала маме, и она мне поверила. И его посадили в тюрьму».

Василиса: «В лагере летом мы ходили в кино. Когда закончился фильм, я шла последняя и, увидев приоткрытую дверь в кинорубку, заглянула туда. А там киномеханик. Сначала поманил, а потом закрыл передо мной дверь на железный крюк: «Я тебя не выпущу! Только если ты меня поцелуешь!». Я скривилась, но чмокнула его в щеку. А он сказал, что надо поцеловать по-взрослому. Мне было страшно и стыдно. Но я сказала, что сейчас громко закричу и что целоваться по-взрослому не умею. Он меня выпустил. Я никому не рассказала об этой истории — ощущала себя виноватой и причастной к чему-то запретному. Считала, что ненормальный не он, а я, так как не ушла со всеми и спровоцировала ситуацию своим любопытством».

Мы больше не будем молчать!

В декабре 2018 года основатель петербургской благотворительной сети магазинов «Спасибо» Юлия Кулешова призналась, что с 5 лет подвергалась сексуальному насилию со стороны отчима. Ее история, опубликованная на интернет-портале «Такие дела», у многих перевернула восприятие проблемы сексуального насилия. В монологе Юлии — классическая история ребенка, который испытывал насилие, молчал о том, что происходит, и не имел возможности быть услышанным.

23 женщины только из моего окружения в детстве были неоднократно изнасилованы отцами, отчимами, дядями, братьями, дедушками. Это те люди, которых я знаю лично. Часто первый раз происходил до школы.

Спустя несколько дней после публикации Юля объявила о создании сообщества тех, кому пришлось пережить подобное: «На первых встречах в Москве и Петербурге мы собрались вместе, чтобы посмотреть друг на друга и побыть рядом. Вот так прийти, признаваясь в своей беде другим, снять куртку, невзначай заговорить с соседкой — очень страшно и требует большого мужества после десятилетий стыда и одиноких самокопаний. И вдруг оказывается, что то, что я так боялась, таясь в темном углу, — это я зря. Наша встреча для меня — огромная, бесконечная, светлая радость. Теперь мы вместе. Будем поддерживать друг друга. Делать важное, чтобы меньше детей сегодня и завтра прошли через наш опыт. И да, молчать мы больше не будем!».

По мировой статистике сексуальному насилию подвергается 1 из 3 девочек до 18, и 1 из 5 мальчиков.

Сексуальное насилие в 90% случаев происходит в семье и близком окружении ребенка.

Как помочь и предотвратить?

«Чтобы глубже узнать проблему, я обратилась к руководителю Института социального проектирования в поддержку семьи и детства, психологу Марине Буняк. И узнала, что при проведении институтом семинара «Как помочь ребенку, пережившему насилие?» 40% участников приходят не за обучением, а чтобы наконец-то помочь себе в безопасной обстановке осуществить встречу со своей травмой! Многие участники после семинара становятся клиентами личной терапии.

Из опыта работы института хочу отметить:

  • масштаб проблемы значительно больше, чем мы его себе представляем;
  • нет культуры обращения к специалистам по этой теме;
  • нет методологического психолого-педагогически обоснованного стандарта работы с обращениями в данной теме в госорганах. Сотрудники учреждений не знают, как обсуждать эту тему, что и как можно говорить и как не ретравмировать;
  • родители часто не готовы услышать и не знают, как обходиться с информацией о насилии, и часто родитель сам травмируется и становится деструктивным и избегающим;
  • в ситуации, когда родитель не взял на себя ответственность за случившееся, эту ответственность пожизненно несет ребенок. Такие «замершие» ситуации насилия неизбежно влияют на становление личности, на выстраивание отношений и последующую жизнь;
  • очень важно, чтобы эта тема начала подниматься в обществе. Сейчас неготовность говорить про насилие происходит на всех уровнях — на уровне общества, семьи и самой жертвы».

«Эта тема часто вызывает страх и отрицание: «Со мной это никогда не случится», или «Жертва сама виновата, это она все спровоцировала». Но нет же! Сексуальное насилие происходит здесь и сейчас. Как в цивилизованных странах, так и в нецивилизованных. Как в бедных семьях, так и в богатых и успешных (либо в случае психического нездоровья, либо у крайне непорядочных — бывает, что семьи могут даже усыновлять ребенка с этой целью). Но разница между этими странами и семьями состоит в том, что в случае бедности у слабого нет прав и защиты — за подобное взрослого мужчину могут даже не порицать. В это же время в цивилизованных странах за такие действия последует штраф, контроль органов опеки и наказание вплоть до тюремного.

Что делать сегодня, чтобы наши дети были защищены?

  1. Физически не оставлять их в ситуации, где они могут подвергнуться сексуальному насилию.
  2. Не оставлять их наедине с малознакомыми родственниками.
  3. Обучать детей тому, что такие ситуации существуют, и если такое происходит, то это не их вина, а того человека, который совершает преступление.
  4. Многим детям понятно, что тот, кто ворует кошельки и отбирает телефоны — преступник. Так вот: тот, кто совершает действия сексуального характера по отношению к ребенку, — тоже преступник. И поэтому необходимо разговаривать обо всем, что происходит, с мамой или папой — чтобы взрослые могли остановить эту историю.

Но глобально мой совет больше: я желаю взрослым научиться зарабатывать намного больше денег, вырасти профессионально и переехать жить в благополучный район или даже сменить страну на благополучную, где проблема сексуального насилия стоит не так остро, как в России».

Видео (кликните для воспроизведения).

http://littleone.com/publication/5740-s-5-do-6-let-menya-nasiloval-sosed-s-nim-ostavlyali-vseh-detey-nashego-podezda

Возбуждает насилие над детьми
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here