Ювенальная юстиция в финляндии изъятие детей

Предлагаем ознакомиться со статьей: "Ювенальная юстиция в финляндии изъятие детей". Здесь подобран материал из авторитетных источников. В случае возникновения вопросов вы можете их задать дежурному специалисту.

Детская Финляндия. Так ли плоха ювенальная юстиция?

В 1619 году, в период вхождения Финляндского герцогства в состав Швеции, правительством было издано постановление об основании в каждом городе детских домов с целью ликвидации бездомных детей и приучения их к труду. В 1650-е годы стали открываться школы для детей бедноты, предназначением которых было облегчить таким детям возможность найти заработок и вырастить из них «добрый людей».


С первой половины XVIII века бедность родителей стала рассматриваться, как препятствие для выполнения родительского долга. В 1739 году на защиту со стороны закона мог рассчитывать только тот бедняк, которого нанимали на работу вместе со всей семьей, и если землевладелец, на которого работала крестьянская семья, не мог дать работу каждому ребенку из этой семьи, то дети отправлялись работать на другого хозяина, при том, что последний за обеспечение ребенка едой и одеждой получал от государства некоторые налоговые льготы.

В 1763 году в Финляндии вступил в силу новый закон «о призрении бедных». Закон подчеркивал важность семейного воспитания, как более отвечающего нуждам ребенка, а также предусматривал поддержку бедным семьям. В 1773 году многодетные семьи получили налоговые послабления. Воспитание детей в детском доме по тем временам считалось вынужденной и даже нежелательной мерой.

В 1868 году новый закон о предпринимательской деятельности предписывал фабрикантам запрашивать особое разрешение для найма на работу детей младше 12 лет, а также использование в ночных сменах подростков моложе 15 лет. Законом 1877 года труд несовершеннолетнего работника был ограничен до 8 часов.


Принципы опеки над ребенком в городе и в деревне в Финляндии различались. В городе опека могла осуществляться в различных формах различными учреждениями (существовали школы для бедных девочек, действовали христианские общественные движения Diakonia и Setlementti) или приемными семьями. В сельской местности дети в основном попадали в семьи опекунов: право взять на воспитание оказавшегося без присмотра ребенка получал тот, кто запрашивал у государства наименьшую компенсацию. Это явление просуществовало в Финляндии до 1920-х годов.

В 1909 году в Великом княжестве Финляндском было распространено первое воззвание о необходимости закона, который защитил бы детей от жестокого и неподобающего обращения, но такой закон так и не был разработан.

После обретения Финляндией независимости в 1921 году было введено всеобщее обязательное школьное образование.

В 1937 году был принят первый закон о защите прав ребенка, в основу которого была положена поддержка семьи (в том числе консультативная), однако, в случае, если благополучие ребенка было невозможно обеспечить в семье, предусматривалась возможность передачи ребенка под опеку даже против воли родителей.

В период военных действий 1939–1945 годов около 70 тысяч финский детей за счет государственных средств были эвакуированы в Швецию и размещены в приемных семьях, а в 1945 году в Финляндии появились первые приюты для одиноких матерей с детьми, получившие название «первого дома» (фин. ensikoti).


В 1983 году в новой версии закона «О защите прав ребенка» был закреплен принцип «блага ребенка» и сформулировано право на участие, позволяющее ребенку влиять на решения взрослых (но не принимать решения самому). В то же время были запрещены телесные наказания детей. Этот же закон сформулировал и принципы работы Службы защиты ребенка – «сотрудничество между семьей и службой основано на доверии и стремлении к взаимопониманию», при этом ребенок должен получать помощь, прежде всего, в знакомой и привычной для него среде – дома. В случае если констатируется полная невозможность оказания действенной помощи в домашних условиях, закон предусматривает изъятие ребенка из семьи на тот срок, который необходим для возвращения родителей к нормальным условиям жизни.

В 1991 году Финляндия присоединилась к принятой ООН Конвенции по правам ребенка, что, в свою очередь, повлияло на разработку и понимание основ защиты прав ребенка, отраженных в последней редакции закона о защите прав ребенка в Финляндии, вступившего в силу в 2008 году. (Дополнения внесены в 2010 г.)

В 2009 году в Хельсинки в одном из детских садов был вскрыт случай насилия над детьми (две воспитательницы усмиряли непослушных детей во время еды при помощи скотча). Уездным судом они были оправданы, но Надворный суд второй инстанции признал их виновными в нанесении телесного вреда и приговорил к штрафу.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Специалист Александровcкого института Ханна Смит считает методы ювенальной юстиции Финляндии суверенными и отвечающими высшим стандартам. Ханна Смит считает визит в Финляндию Уполномоченного при президенте России по делам детей Павла Астахова «не соответствующим хорошим дипломатическим манерам». Также г-жа Смит призывает президента Финляндии четко указать руководству России на недопустимость подобного вмешательства в будущем, напоминая, что в Финляндии подобные конфликты решаются в соответствии с финским законодательством, без участия государственного руководства, что это – дело профильных органов власти.


Также министр базовых социальных услуг Финляндии Паула Рисикко заявила, что «в деятельности финских органов социального обслуживания в ситуации, обсуждаемой в последнее время в общественности, не выявлено противозаконных действий, которые создали бы Министерству социального обеспечения и здравоохранения повод для принятия мер».

Финский Закон об охране детства запрещает представителям власти комментировать какие-либо случаи взятия детей на попечение органами государственной опеки, запрещает выносить семейные проблемы на всеобщее обсуждение. Это происходит потому, что закон стоит, в первую очередь, на страже интересов ребенка и защищает его права. Публичность и разглашение конфиденциальной информации может повредить развитию ребенка. Финские чиновники встречались с представителями российских СМИ и объясняли журналистам общие принципы защиты детей, объясняли действие Закона об охране детства.

Мы дали многочисленные интервью и ответили на ряд запросов российских средств массовой информации. К сожалению, все российские СМИ представили эти факты в другом свете, и предоставленная информация их не интересовала. На самом деле проблем с русскими детьми в Финляндии не больше, чем со всеми остальными. Об этом говорит статистика. Решения не принимаются на основе гражданства ребенка, и даже финский омбудсмен говорила, что у нее очень мало жалоб от русского населения. Подавляющее большинство русских, живущих в Финляндии, заботится о своих детях и соблюдает законы. Лишь немногие из них имеют какие-либо проблемы, в результате которых социальные работники должны помогать им, или принимать какие-то меры.

Ювенальная юстиция: в Финляндии у гражданки России отобрали дочь

Пятилетняя дочь была отобрана у гражданки России финскими соцслужбами, заявили в пресс-службе финского правозащитника Йохана Бекмана, 22 ноября передает ИА Красная Весна.

В сообщении пресс-службы говорится: «У Лидии Александровны Павловской — гражданки Российской Федерации, проживающей последние 19 лет в финской Котке, — социальные службы Финляндии изъяли пятилетнюю дочь. Тремя годами ранее был изъят сын девяти лет». Оба ребенка — граждане Финляндии, и у них нет гражданства России.

В документах, которые получила мать ребенка, отсутствовала причина действий соцработников, но там было указано, что «данная процедура изъятия согласована с матерью».

Пресс-служба Бекмана уточняет, что пока у матери нет возможности обжаловать решение в суде, но она обратилась к российским властям за помощью. С женщиной остается сын, у которого двойное гражданство России и Финляндии.

Читайте так же:  Можно ли подать на снижение алиментов

Напомним, в Финляндии регулярно происходят отобрания детей у граждан России. По мнению правозащитника Йохана Бекмана, ювенальная юстиция в Финляндии является коррумпированным бизнесом. Причем частными детскими домами, в которые отдают детей, часто владеют судьи или социальные работники.

Права ребенка в Финляндии: плюсы и минусы

Права ребенка в Финляндии учитываются не только родителями, но и государством. Родители не получают преимущество только из-за того, что они зачали дитя. Родительский статус нужно заслужить. Воспитание в Финляндии проходит по принципу ни кто зачал, а кто воспитал. У финнов считается стыдно, когда один из родителей после развода не помогает своим отпрыскам. Даже если чадо живет отдельно от отца, но регулярно получает от него финансовую поддержку, папа имеет на него такие же права, как и другой родитель.

Финны – неспешный народ и их детей тоже не спешат повзрослеть. Но, на ровне с этим, они получает прекрасное образование и уже в юном возрасте имеют свое мнение и не боятся его озвучивать. Никогда финское государство не будет принимать скоропалительные решения в детских проблемах, а будут анализировать полученные сведения и тщательно проверять.

Ювенальная Юстиция в Финляндии

Ювенальная юстиция занимается правами детей и охраной «их детства». По сути, это судебно-правовая система, которая занимается вопросами младшего поколения до их совершеннолетия. Они решают не только вопросы воспитания и образа жизни, но и уголовно-правового характера.

Основой всех нормативов является Конвенция ООН:
  • опека;
  • правонарушения;
  • время посещения при разводе;
  • социальная защита;
  • усыновление и лишение родительских прав.

Специалисты по проблемам молодежи считают методы Ювенальной Юстиции грамотными и разработанными на высшем уровне. Меры применяются только в том случае, если есть аргументированные факты о том, что отпрыск нуждается в их защите. Перед тем, как лишать родителей их прав, проводятся беседы со всеми участниками процесса.

Если будут веские основания того, что механизмы заботы и обеспечения несовершеннолетних не работают, будут приняты суровые меры.

Важно! Многие жители Финляндии уверенны, что Ювенальная юстиция делает семейное законодательство крепче и справедливее.

Организации защиты детей в Финляндии

Права ребенка в Финляндии защищают специальные организации, и ни одна финская семья никогда не будет решать проблемы в одиночку.

Если отпрыск стал «трудным», сами родители сообщат об этом в те органы, которые занимаются этим вопросом. Опекой занимается финляндский округ и там готовы принять и выслушать младших или их представителей в любое время.

Власти очень внимательно следят за благополучием каждой семьи. У каждой финской ячейки общества есть свой социальный работник, который регулярно ее посещает и профессионально оценивает ситуацию.

Служба защиты, которая называется Lastensuojelu, не отнимает малышей по первым признакам семейной не стабильности, а наоборот, оказывает всевозможную поддержку, чтобы исправить положение.

Родителям может быть предложена помощница по хозяйству, личный психолог, помощник по школьной успеваемости, наставник в личных и интимных вопросах. Многие сами обращаются за помощью в службу и считают, что это организация не ущемляет их права, а наоборот помогает выйти из сложной ситуации.

Служба поддержки не собирает компромат на родителей или их окружения, не настраивают чад против своих родных. Служба старается не предавать огласки проблему, а решать ее внутри семьи. Любые провокации в СМИ по этим вопросам – это происки недоброжелателей, которые желают подорвать авторитет государственных структур этой страны.

Принципы воспитания детей в Финляндии

Финская семья считается полноценной, даже если биологические родители в разводе. Отчимы и мачехи прекрасно заменяют детям родных и они не испытывают при этой неполноценность или ущемление своих прав. Любовь между несовершеннолетними и взрослыми ровная, без фанатизма.

У финнов нет понятия «определения места жительства отпрыска после развода». Подрастающее поколение вправе жить то с мамой, то с отцом. У родителей на первом месте стоят их чадо и его воспитание, а потом уже работа. Не будет, оправдаем тот факт, что родители постоянно в работе, а их отпрыски предоставлены сами себе, даже если эта занятость направлена исключительно на благоустройство жизни детищ.

Финны оставляют своих детей дома, когда собираются на вечеринку. На каждом праздники предусмотрены специальные помещения, где будут веселиться дети гостей. Финны не сваливают воспитание своего ребенка бабушкам и дедушкам. Наказывать детей физически строго запрещено. Достаточно будет одной жалобы, чтобы лишится родительских прав. Жители финской страны очень терпеливы и добры к своим отпрыскам.

Если детей несколько, то любые подарки и блага делятся поровну. Даже в раннем возрасте отпрыск имеет право на собственное мнение. Права детей защищаются и контролируются. В основном финские семьи рожают каждый год, чтобы не было большого интервала в возрасте.

В школе проводятся собрания не раз в три месяца, как принято в России, а каждую неделю. Родители встречаются с учителями и обсуждают прошедшую неделю. Финны глубоко уверенны, что главное, чтобы ребенок чувствовал их любовь. Размер банковского счета всегда второстепенный вопрос. Учебные программы этой страны признаны самыми эффективными в мире, несмотря на то, что многим они могут показаться странными и даже причудливыми.

Ужасы про детей

Чтобы обсуждать процедуру того, как в Финляндии отбирают детей, нужно понять, за что родители могут лишиться своего чада. Рассмотрим основные моменты этого вопроса. Финские детки могут легко поменять место жительства и переехать из родного дома в приют, даже после анонимной жалобы на то, что предки избивают своих отпрысков. На самом деле достаточно одного шлепка, который видели сторонние наблюдатели.

Если ущемляются права деток или резко понижается социальный статус ячейки общества, то детей могут легко забрать, но перед этим попробуют помощь семье исправить положение. Ни для кого не секрет, что финны часто усыновляют малышей из России. Интернет кишит ужасными историями о том, как финские люди издеваются над детьми из России. На самом деле в большинстве случаев – это наговоры.

Если внимательно изучить принципы воспитания младшего поколения и органы опеки и попечительства, то можно легко понять, что издеваться над детьми никто не позволит. Но больше поднимается вопрос о не справедливости органов по отношению к русским ячейкам общества, которые переехали в Финляндию. Рассмотрим самую нашумевшую историю:

Одна финка позвонила в органы опеки и сообщила, что их соседи, русская семья, систематически избивают свое дите. Служба незамедлительно отправила своего работника в детский сад, где находился отпрыск и был проведен осмотр. У девочки был обнаружен небольшой синяк на запястье, и ребенка сразу же отдали в приемную семью.

Так, по крайней мере, ситуацию описывала российская пресса, но не было учтено несколько важных фактов. Многие говорят, что на российских женщин в Финляндии объявлена охота, с целью лишения родительских прав. Такие громкие заявления ни одна статья не подкрепляет фактами, поэтому верить в такие истории весьма опрометчиво. Финны трепетно относятся к вопросу о несовершеннолетних, но обвинять их в том, что они разделяют семьи по национальному признаку, не стоит.

Финляндия: ювенальный концлагерь за 800 млн евро

В сытой и, казалось бы, тихой Финляндии, словно в реторте средневекового алхимика, заваривается адская смесь, имя которой ювенальный фашизм — разновидность фашизма классического. Самое страшное, что, кроме финнов, об этом мало кто знает в мире. Гость главного редактора «Правды.Ру» Инны Новиковой правозащитник Йохан Бекман раскрывает детали.

— Мы познакомились с вами благодаря Ирине Бергсет. «Правда.ру« почти два года занимались ее историей, пытаясь помочь россиянке, которая выйдя замуж в Норвегии, оказалась в сложной ситуации, брошенная и нашим консульством, и юристами. Мы были первые, кто вообще увидел в истории Ирины проблему и начал о ней говорить. Оказалось, что масштаб бедствия огромен, мы даже не представляли, в каком положении оказываются российские женщины, которые, как кажется, уже воплотили свою мечту о красивой заграничной жизни.

— С начала нашей правозащитной деятельности в защиту русских женщин мне каждый день звонят практически со всего мира. И надо сказать, что есть определенные проблемные страны, где страдают русские женщины.

Читайте так же:  Как оформить доверенность на ребенка бабушке

— Я уточню, именно русские женщины или вообще все иностранные женщины?

— Именно русские, потому что только русские женщины, русские матери попали в очень сложные, странные и несправедливые ситуации в Финляндии, Норвегии, во Франции. И причина, я уверен, — это русофобия, антироссийские настроения определенных кругов во власти.

— Во всех этих странах русофобия? Но известно, что там изымают не только российских детей.

— Конечно, детей изымают везде. У нас в Финляндии изымают очень много детей и большинство, естественно, финнов. Но с другой стороны, ситуация такая: ювенальная юстиция — это закрытая система, и никто не имеет права знать, что там происходит. Поэтому статистики нет.

— Статистики нет, но есть понимание процесса…

— Конечно, дают какую-то статистику, но мы изучали эту информацию и пришли к выводу, что она необъективная.

— Там все дети — граждане Финляндии? Нет данных, сколько из России, из Египта или еще откуда-то.

— Нет. Но в Финляндии проводили исследования, которые показали, что каждый третий изъятый ребёнок в столичном регионе — это иностранец.

— Иностранец европеоидной расы или какие-то другие иностранцы?

— У нас нет информации. Ювенальная юстиция — это закрытая система, это как государство в государстве…

— Не может быть. Есть же официальная статистика по странам, сколько из неблагополучных семей (по их меркам) изымается детей, к примеру, в год.

— Да. Они, например, дали такие цифры: в Финляндии в прошлом году были изъяты 17 тысяч детей. Но каждый день эта цифра меняется, и узнать мы ее не можем.

— Йохан, есть какая-то информация о пользе такой меры, как изъятие ребенка из родной семьи, хотя бы на примере вашей страны. В том смысле, что эти дети стали лучше жить? И вся массовая программа по изыманию детей и перемещению их в приемные семьи или в приюты оправдана и необходима.

— Во-первых, система ювенальной юстиции Финляндии — это действительно масштабная программа. Стоимостью до миллиарда евро из государственного бюджета.

— Это только в Финляндии?

— Да. Для сравнения, я могу сказать, что стоимость полиции в Финляндии около 800 миллионов евро в год. То есть ювенальная юстиция, защита детей, это намного больше стоит для финского государства, чем полиция сама. А что это за система на самом деле? Это система практически детских концлагерей. То есть это закрытые детские дома, где эти изъятые дети живут.

— А какой смысл в том, чтобы детей изымать и помещать в другие семьи, как вы называете, в концлагеря. То есть так воспитываются лучшие граждане Финляндии? Они будут более лояльные к стране или…

— В первую очередь это система определенного политического террора. Вы правильно сказали, это для того, чтобы воспитывать лояльных граждан. Но, к сожалению, о том, что происходит внутри этой системе, мы не знаем, потому что нет информации, это закрытая система. Потому что у детей, которые попали в эти концлагеря, специальные запреты к коммуникациям, они не могут сообщить нам, что там происходит.

Читайте также: «Они хотели сделать желтую Россию»

— Но когда они вырастают?

— Они, конечно, иногда выступают по телевидению, рассказывают, как их избивали, насиловали, как это было ужасно, какой там был рабский труд. Но очень многие об этом не хотят говорить, потому что они хотят жить нормально. Естественно, они не хотят выступать по телевидению, говорить, что «я все детство жил в детском доме, меня там изнасиловали». Конечно, никто не хочет и не будет об этом говорить. Очень редкие случаи, когда бывшие узники детских концлагерей выступают по телевидению, но такие случаи есть.

У нас даже есть несколько примеров возбуждения уголовных дел против детских домов из-за того, что там происходило системное насилие против детей: регулярное избиение, даже насилие сексуального характера. В принципе об этом все знают, но у нас пока нет возможности ликвидировать эту систему.

— А больше детей помещают в приюты или в приемные семьи?

— Но у нас практически разницы между приемными семьями и приютами уже не существует. В Финляндии большинство детских домов — это практически приемные семьи, которые формально зарегистрировали фирму, акционерное общество, чтобы воспитывать у себя на финском хуторе, допустим, десять детей.

— То есть может быть и два, и десять человек?

— Да, до десяти детей. Уровень приватизации ювенальной юстиции в Финляндии — это порядка 70 процентов. То есть 70 процентов детских домов являются частными акционерными обществами, частными фирмами.

— Расскажите, как происходит контроль? Или ребенка изъяли, а дальше хоть трава не расти.

— Никак. Ни у кого нет никаких полномочий контролировать эту систему.

— И никого никогда не интересовало то, что нет контроля за приемными семьями?

— Об этой проблеме говорят только правозащитники и журналисты. Только на днях был большой материал в финских СМИ о ребенке, которого изъяли от родных родителей, а приемные родители его очень жестоко избивали, но потом они были судимы финским судом.

— А как узнали, что они избивали?

— Ребёнок сама начала жаловаться, сама пошла в полицию. Но система ювенальной юстиции действует именно таким образом, что очень часто у детей и у родных родителей нет сил и прав сопротивляться. Плюс органы же могут посадить ребенка в психбольницу, накачать психотропными лекарствами.

— Вы говорите о каких-то ужасных вещах, мне кажется, это малореальная ситуация. Но с другой стороны, я помню, что была информация о случае, когда сотрудники опеки пришли забирать ребенка, а отец убил его, жену, себя, но не отдал. Много было таких случаев?

— К сожалению, такое явление в нашем обществе уже имеет свое название — массовое семейное самоубийство. В прессе сообщали, что в последние годы несколько подобных случаев произошло.

— Йохан, вы как международный правозащитник можете обратиться с запросом в министерство внутренних дел, в Европейский совет по правам человека? Какие у вас есть инструменты для того, чтобы придать гласности эти истории.

— Я и другие правозащитники, частные граждане много раз подавали иск в Европейский суд по правам человека. И Европейский суд по правам человека уже принял решение, подтвердив, что Финляндия системно нарушает права ребенка. Но наши власти не реагируют на данное решение. Каждый год комитет по правам ребенка ООН критикует Финляндию за то, что права ребенка нарушаются на уровне государственной системы. Когда начали выступать в российских СМИ русские женщины, которые пострадали в Финляндии, их же очень много, от Риммы Салонен до Анастасии Завгородной, была создана государственная программа информационной защиты. Через финские СМИ начали вести агрессивную пропаганду: разъясняли, что все рассказанное русскими — это вранье. Например, в государственной телерадиокомпании Финляндии прошел большой материал, где утверждали, что это все женщины — актрисы, а не настоящие русские матери. Специально за деньги рассказывают придуманные истории, что у них отобрали детей.

Читайте так же:  Подписаться против закона о домашнем насилии

— Но при этом ни одну из матерей не пригласили в студию, не проверили документы, не стали разговаривать с ними.

— Изъятие детей — это перемещение. Есть международная конвенция о геноциде, там есть статья о насильственном, массовом перемещении детей по политическим причинам. Поэтому я считаю, что ювенальная юстиция, как система массовых изъятий детей, это геноцид детей.

— Связана ли эта активная пропаганда и успехи в кавычках в ряде регионов ювенальной юстиции с процессом пропаганды гомосексуализма? Потому что, если нетрадиционная семья, то им нужно брать откуда-то детей. А ювенальная юстиция — это как раз тот инструмент, который позволит бесперебойно обеспечивать семьи…

— В итоге вы критикуете, и вас все время обвиняют. Одно из обвинений, что вы опираетесь только на факты, которые рассказывают русские матери.

Видео (кликните для воспроизведения).

— Это, конечно, не так. Я познакомился с документами, решениями этих дел и вообще со всей системой. Есть у нас, например, закон о защите детей в Финляндии. Действительно этот закон позволяет изъятие детей без решения суда и плюс ещё без причин.

— Что значит «без причин«? Так и написано «изъятие без причин«?

— Да, причина не требуется для того, чтобы изъять ребенка. Потому что у них нет времени расследовать дело. Они считают, что надо сразу изымать детей, не дожидаясь судебного решения. У них есть такое понятие «основанием изъятия детей может быть беспокойство у сотрудника социальной службы». То есть это крайне субъективное мнение каких-то сотрудников, даже одного сотрудника социальной службы.

— Получается, что и финны, и все, кто находятся в Финляндии, но так и в Норвегии, все родители под колпаком и могут ждать в любой момент звонка и проверки от социальной службы…

— Они могут приезжать к вам домой без ордера и без решения суда. Просто прийти домой и забрать детей.

— Скажите, а как финны воспитывают детей? Точнее, как должны воспитывать, чтобы не разозлить социальные службы?

— Я думаю, что финны вообще забыли, что такое дети, воспитание. Очень много у нас говорят о правах ребенка, но в таком смысле, что основное право ребенка — это правильный (вопрос, с чьей точки зрения?) выбор ориентации уже в раннем возрасте.

— Иными словами, главное в жизни выбрать не профессию, а ориентацию?

— Может, это одно и то же, потому что гомосексуализм — это у нас профессия. Кстати, очень выгодная. Если человек принял решение стать гомосексуалистом, тогда очень легко попасть в прессу, можешь написать, к примеру, книгу, потом баллотироваться на всех выборах, попасть в парламент, в правительство, потом уже стать президентом. Вот это так.

Читайте самое интересное в рубрике «Общество»

Финский политолог Йохан Бэкман — о том, как и зачем работает ювенальная юстиция

Если вы живете с детьми на Западе или хотя бы ездите туда, у вас нет гарантий защиты от преследования со стороны органов опеки — ювенальной юстиции.

Самое характерное и страшное в ювенальной юстиции — это изъятие детей. Поскольку социальные службы декларируют, что главной целью их деятельности является благополучие детей, а изолировать от возможной угрозы этих детей следует с максимальной оперативностью, во многих странах разрешено изымать несовершеннолетних у родителей без решения суда, на основе субъективных оценок сотрудников соцопеки, то есть просто так.

Например, в Финляндии в законе о защите детей написано, что основанием для изъятия ребенка может стать обеспокоенность сотрудника социальных служб, то есть опять-таки его субъективное мнение. А оно может оказаться каким угодно, потому что разные люди могут оценивать определенные ситуации абсолютно по-разному.Скажем, если родители не работают, это может озаботить социальные службы, так как неработающие родители не в состоянии должным образом обеспечивать детей. Но если родители работают, это тоже может стать поводом для обеспокоенности социальных работников, ведь у работающих родителей нет возможности уделять своим детям достаточно времени.

В центре внимания нередко оказываются русские семьи, живущие на Западе. Мы помним известное дело Александры Фоминой из Хельсинки: ее дочка пропала — она просто не вернулась из школы домой. По версии социальных служб, которые приняли решение об ее изъятии, они получили донос от соседки — мама якобы шлепнула свою дочь.

Ювенальная юстиция — это дамоклов меч. Во многих странах социальные службы имеют право наносить внезапные визиты и в любой момент, без ордера и решения суда забирать из семьи детей. Обычно они приходят с полицейскими. При этом любое противостояние родителей квалифицируется как тяжкое уголовное преступление. Родители не имеют права защищать своих детей.

Недавно финский отец Ян-Эрик Курхэла выложил в сеть видеоролик об изъятии его собственных детей: полицейские вместе с социальным работником пришли в дом и насильно забрали его семилетних сыновей-двойняшек. Когда мальчиков забирали, они кричали, что хотят жить дома. Все это происходило на глазах сестер и братьев, которые при этом остались с родителями.

Страшнейший видеоролик о насильственном изъятии детей вызвал международный скандал. Он набрал миллионы просмотров на всех континентах. В итоге финский омбудсмен по делам ребенка Мария Кайса Аула была вынуждена подать в отставку.

Но вскоре Ян-Эрик Курхэла получил из прокуратуры извещение о возбуждении против него уголовного дела по нескольким статьям из-за того, что снимал изъятие собственных детей на видео и впоследствии обнародовал эту запись. Во-первых, по мнению социальной работницы, которая приняла решение об изъятии детей, видеоролик якобы является насильственным действием против нее, потому что в тот момент она была очень расстроена и не готова стать «звездой «Ютуба».

Во-вторых, отец якобы не имел права снимать своих детей в собственном доме, поэтому одно из уголовных дел было возбуждено по статье о распространении личной информации. Конечно же, в «букет» добавили еще и статьи об оскорблении чести и достоинства сотрудников финских социальных служб. Дело еще рассматривается, но отцу, который снимал изъятие своих детей на видео, угрожает реальный тюремный срок.

Возбуждение уголовного дела в этом случае — скорее всего попытка остановить практику съемки на видео действий социальных служб. В Финляндии была создана правозащитная организация «Октябрьское движение». Первым шагом этой организации стало письмо Павлу Астахову с просьбой о помощи. Российский детский омбудсмен и его сотрудники несколько лет следят за событиями в Финляндии и реагируют на них в соответствии с российскими законами и международными соглашениями.

Еще одной стороной вопроса является и, так сказать, феномен приватизации ювенальной юстиции. В Финляндии, например, большинство детских домов — частные. За одного ребенка приемные родители или фирмы могут получать по нескольку тысяч евро в месяц. Ювенальная юстиция — это огромный бизнес с годовым оборотом в сотни миллионов евро. Дети, изъятые из семей, фактически становятся узниками частных детских домов, и вытащить их оттуда крайне сложно.

Нередко социальные службы принимают решения о запрете общения детей с семьей, и тогда изъятые дети не имеют права звонить родным, писать письма, поддерживать какой-либо контакт с родителями. Эта практика часто используется «в интересах ребенка»: если ребенок живет в изъятии до совершеннолетия, он может приносить частным фирмам сотни тысяч евро.

Ситуация абсурдная: социальные службы могут в любой момент применить к детям максимальное насилие, вплоть до полной изоляции от общества — без обоснования, объяснения причин и приведения доказательств «вины» родителей. При этом любое действие родителей, направленное на защиту своего ребенка, может интерпретироваться как поведение, которое «вредит здоровью детей». Бороться против ювенальной юстиции очень сложно. Было несколько случаев, когда социальные службы штрафовали, но они все равно продолжают свою деятельность.

Читайте так же:  Смена фамилии влияние на судьбу

Ювенальная юстиция — это ГУЛАГ XXI века. Никто точно не знает, сколько детей попали в сеть «детских лагерей» в Европе, в каких условиях они живут, сколько вообще существует частных детских приютов. Родители и дети часто не могут понять, почему вообще дети попали в эти частные тюрьмы.

Причин существования такой системы несколько. Во-первых, есть либеральный закон, который позволяет изымать детей из семьи без указания причин и без решения суда. Кроме того, во власти доминирует антисемейная идеология, которая определяет нормальную семью средой, вредной для детей. Экстремисты от ювенальной юстиции считают нежелательными даже гетеросексуальные отношения.

Но есть и экономическая причина. В индустрии ювенальной юстиции ежедневно каждый изъятый ребенок приносит своим опекунам по нескольку сотен евро. И отказываться от этого выгодного бизнеса пока никто не готов.

Автор — представитель Российского института стратегических исследований в странах Северной Европы

За что в Финляндии отбирают русских детей.Ювенальная юстиция.

Ювенальная юстиция. Тема очень обширная, сложно все уложить в один пост, но я попробую коротко. Такой орган в стране есть. И да, в этой стране стучат. Ой, точнее, заботятся о соблюдении законов и докладывают о подозрениях на непорядок.

Доложат ли о том, что ваш ребенок плачет, кричит или валяется по полу в магазине? О том, что пришел в садик с синяком на коленке? Навряд ли. Но если вы решили избить вашего ребенка ремнем посреди торгового центра, не сомневайтесь, придут!

Есть ли шанс, что подслеповатой бдительной бабуле-соседке через мутное окно покажется, что вы бьете ребенка на площадке и она сообщит куда надо? Вполне. Возможно ли, что ваша дочь подросток обидится, что вы не пустили ее на концерт Бибера и сообщит на вас в социальную службу, якобы вы ее бьете? Легко, знаю лично такой пример!

Следят именно за русскими семьями, чтоб изъять конкретно их детей? Не, такого нет. Русофобия в стране есть, но не до такой степени маразма. Детей с тем же успехом изымают и у финнов, почитайте финноязычные форумы. Просто финны не бегут ни к Астахову, ни к Малахову. Они пытаются решить все по финским законам.

Ну и наконец, за что же могут изъять детей? За шлепок по попе, как вещает нам ТВ? Таких случаев не знаю. А вот если до этого были неоднократные обращения, жалобы соседей, знакомых, воспитателей, учителей и т.д., если соц. служба уже приходила к вам в дом, взяла «на карандаш», то да, возможно жалоба на шлепок по попе рано или поздно станет последней, но до этого будут длительные беседы, визиты и прочие «расследования».

По итогу: у меня очень обширный круг общения с русскими в Финляндии. Тех, кто сталкивался с системой, ходил на беседы, имел счастье лицезреть представителей ЮЮ в своем доме я знаю не мало. Случаев реального изъятия детей я знаю один, и там ребенок подросток, который сам захотел изьяться. Переходный возраст это сложная штука.

А вы боитесь финскую службу защиты детей? Верите в то, что говорит телевизор?

Если статья понравилась ставь 👍 и подписывайся на канал!

«Русские дети — собственность Финляндии»

Финляндия для русских детей все чаще становится ювенальной западней. «У нас есть официальные рекомендации минздрава Финляндии, что русские родители очень опасны для своих детей», — рассказал в беседе с главным редактором «Правды.Ру» Инной Новиковой правозащитник Йохан Бэкман. Что может противопоставить Россия, чтобы ее дети не оставались на Западе без родины и рода?

— Финские родители могут плохо обращаться со своими детьми, конечно, но у русских матерей отбирали детей в Финляндии на основании, например, того, что социальная служба подозревала, что мама уезжает в Россию с ребенком. Это было единственной причиной.

— И таких случаев, много, насколько я знаю.

— У нас есть даже официальные рекомендации Минздрава Финляндии о том, что русские родители очень опасны для своих детей и Россия очень опасная страна, поэтому необходимо контролировать, фактически преследовать русских родителей. Ведь из документов по именам очень легко понять, что родители русские. И на основе документов они могут начинать преследование этих семей. Далее работники опеки, когда им заблагорассудится, ходят домой к заподозренным, могут сидеть по несколько часов на кухне… Если русская мама начнет протестовать, ее могут обвинить, что она не способна на сотрудничество, и поэтому появляется основание, чтобы изъять детей.

— Иными словами, при желании и «правильно» поставленной задаче всегда можно найти, к чему придраться.

— Конечно. Но они не только такую ситуацию, любой факт могут использовать, чтобы забрать ребенка у родителей.

— А история с Анастасией Завгородней? Я знаю, что вы тоже участвовали в ее судьбе и помогли, чтобы ей вернули четырех детей. Муж у нее был не россиянин…

— У нее изъяли сначала трех детей. Она была беременная, и после родов моментально из роддома забрали новорожденного. Я познакомился с документами опеки — полный абсурд. Там, например, было написано, что у нее грязные волосы или она не умеет готовить. Более серьезных обоснований не нашлось, просто личное мнение сотрудников органов опеки. Они приняли решение, считая, что русская мама не способна воспитывать так много детей. Плюс дети здоровые, красивые, умные. И поэтому такие дети очень нужны для приемных, в том числе гомосексуальных, семей.

Но после изъятия у Анастасии Завгородной детей в России разразился большой скандал, потому что ей запретили, чего и в Освенциме не было, кормить грудью новорожденного, начали издеваться над ней. И накануне визита премьера России в Финляндию финские власти решили вернуть детей Анастасии Завгородной.

— Они решили, но дальше издевательства продолжились…

— Да, когда уехал ваш премьер, наши власти опять изъяли всех детей у нее. Но потом, когда Анастасия развелась, они приняли решение и вернули детей… только отцу.

— Так отец же, кажется, повел себя неправильно и шлепнул ребенка, что и стало поводом для изьятия.

— Они могут что угодно сделать, их никто не контролирует. Потом, когда Анастасия реагировала очень эмоционально, начали ее обвинять в том, что это плохо сказывается на детях, посоветовали сходить к психиатру. Анастасия ходила к психологу, которая заключила, что «это нормальная, здоровая молодая женщина». Но власти заказали своего психолога, ведомственного, из местной социальной службы, которая написала то, что от нее ждали: паранойя, проявившаяся в критике ювенальной системы.

— А потом все-таки им детей отдали, но родители уже были в разводе.

— Как детей отдали? Куда? Эта семья уничтожена уже. Детей изъяли, дети живут в разных приемных семьях, они изолированы от родителей. Опека приняла специальное решение о тотальном изъятии детей, которые не имеют права с родителями разговаривать, контактировать даже по телефону. Имеется даже псевдонаучное обоснование: есть биологические родители, есть социальные родители. И биологические родители — плохо, надо искать политически правильных социальных родителей, которые уважают систему ювенальной юстиции.

— И при этом социальных родителей никто не контролирует? Кстати, социальные родители получают хорошие деньги за то, что они взяли чужих детей?

— Конечно, во-первых, их никто не контролирует. Во-вторых, получают и очень большие деньги. Недавно был скандал, связанный с приемной семьей, в которой было, по-моему, три ребенка, они получали 8 тысяч евро за этих детей.

Читайте так же:  Причины развода для суда в беларуси

— В чем суть скандала?

— Это очень много денег, 8 тысяч евро.

— Но у меня есть информация, что в Норвегии, например, за ребенка платят 400 евро в день, это получается 12 тысяч евро в месяц.

— У нас тоже есть информация о том, что некоторые частные финские детские дома могут получать за одного ребенка несколько сотен евро в день. Но у нас нет полной информации, мы можем только отрывочные данные получать, и нам, конечно, угрожают постоянно, давят на нас, пишут гадости в прессе и так далее. Наше последнее спасение — это российские СМИ, потому что у вас об этом можно говорить.

— А в той же Норвегии, например, Ирине Бергсет, изымая детей, сказали, что «раз ты обратилась к СМИ, значит, ты ненормальная», потому что нормальный человек, в их понимании, не может пойти в СМИ и рассказать о своих проблемах.

— Да, раз они обратились к российским журналистам — это тоже основание для изъятия детей или основание изолировать детей от русских родителей. Так было с Риммой Салонен, например. Она до сих пор изолирована от сына Антона.

— Сколько Антону уже лет?

— Мальчику 10 лет. Напомню, Антон Салонен, гражданин Российской Федерации, которого с помощью финских дипломатов украли у русской матери на территории Российской Федерации, потом в багажнике финской дипломатической машины контрабандным путем вывезли незаконно из Российской Федерации… А после этого тогдашний министр иностранных дел Финляндии Александр Стубб сказал, что все нормально и гуманно. Российский министр Лавров, конечно, заявил, что налицо грубейшее нарушение международных конвенций и российских законов…

— …И на этом все закончилось. Как Россия отреагировала на ситуацию? Да никак не отреагировала.

— Россия помогла Римме Салонен всеми возможными силами в рамках закона.

— А результат? Вспомните, в Норвегии из семьи инженера из Индии, работающего в Норвегии, были изъяты девочка и ее брат. Индия быстренько приостановила лицензию «Норге телеком», если не ошибаюсь, в Индии. И огромная компания начала нести крупные убытки. В Индии прошли массовеы демонстрации. Тут же детей вернули, сделали опекунами бабушек. Быстро все разрешилось. У нас тоже масса способов влиять на Финляндию в экономическом плане.

— Это вопрос не ко мне.

— Я понимаю, что вопрос не к вам. Но я все время удивляюсь, почему не были применены адекватные ситуации санкции, ведь есть такой опыт с прибалтийскими государствами.

— Но российский МИД, например, предлагал и до сих пор предлагает финнам создать двустороннюю комиссию, чтобы решать проблемы с детьми.

— Йохан, зачем финнам двусторонняя комиссия? Зачем им какой-то международный контроль, да ещё со стороны России. Мне видится, что это предложение достаточно беззубое.

— Нет, я думаю, это хорошее предложение — создать экспертный орган для финских и российских специалистов, чтобы обсуждать ювенальные проблемы.

— Йохан, вы считаете, что финны не понимают, что они делают? Прекрасно осознают: им нужны европейские красивые, здоровые светлокожие, светловолосые дети.

— Система ювенальной юстиции по-фински — это страдания русских женщин за рубежом. Об этом надо писать, надо снимать художественные и документальные фильмы. Ведь мы не упомянули, к примеру, о том, что русским изъятым детям запрещают говорить на родном языке. Это немыслимо! Креститься и молиться запретили. Даже финский омбудсмен сделал официальный вывод, что это нарушение прав человека. Причина в том, что министр иностранных дел Финляндии, сегодняшний уже Эрккие Туомиоя раньше работал в органах опеки и профессионально занимался изъятием детей.

— Тогда он понимает, что и кто нужен его стране. Ведь, когда ребенка вырвали из семейного тепла, из него вырастает такой универсальный солдат без роду, без племени, без истории, без привязанности, без любви…

— И это тоже часть антисемейной, антидетской идеологии. Он не будет ценить чужую семью, потому что он никогда не видел своей. Ну какая привязанность у сироты?

— Я читала замечательную книжку о том, что 400 лет назад не было института детства, юридически были все взрослые. И 10-летнего ребенка могли казнить, применяя уголовное наказание по взрослым меркам. Есть определенное сходство со средневековьем, когда сегодня к детям применяют взрослые мерки, считая, что детям надо смотреть порнографию, что дети такие же сексуальные, как взрослые, что дети могут выбирать сексуальную ориентацию.

— Невероятно, но в семейном законодательстве Финляндии родительские права не существуют. У нас есть только лишь опекунство своих детей, родители могут стать после рождения своего ребенка всего лишь опекунми и их легко можно лишить этого статуса. Но родительских прав никаких у нас нет. Это означает, что практически все дети изъяты государством уже при рождении. Они — государственная собственность.

— Можно ли с этим бороться? Или бессмысленно?

— Результаты есть. Во-первых, началась заметная в обществе дискуссия, в России многие журналисты, правозащитники занимаются этими вопросами, пишут, кинорежиссеры фильмы снимают. У нас, в Финляндии, появилось очень много правозащитников, которые защищают права родителей и детей. Образовалось даже движение противостояния, называется «Октябрьское движение». И, самое главное, многие бывшие узники финских детских концлагерей решили написать мемуары о том, что с ними случилось.

— Цифры изъятия детей огромные: в Финляндии, вы говорили, 17 тысяч, в Италии 35 тысяч. И эта статистика, видимо, заниженная. Скажите, а как матери изъятого ребенка хоть что-то узнать о нем?

— В Финляндии принимают специальное решение в отношении изъятых детей, это называется «ограничение коммуникаций», то есть они практически изолированы от своих биологических родителей. Чаще это в случаях, когда родители или сам ребёнок противостояли против изъятия. То есть практически всегда изолируют ребенка тотально. Цель — изолировать от матери, чтобы ребёнок забыл русские язык, культуру и веру, став финским мальчиком. То есть идет практически процесс промывания мозгов или так называемой дерусификации. …

— Возможно ли это?

— Если давить на ребенка — бесспорно. Например, в случае с Антоном Салоненом, мальчику было запрещено разговаривать по-русски, спустя четыре года он сам не может и не хочет разговаривать на русском языке. Не желает даже с мамой. Конечно, мы властям обжаловали, все документы показывали, что гражданин Российской Федерации похищен у матери, возбуждено уголовное дело в России о похищении ребенка. Спросили, почему он не имеет права разговаривать на русском языке. Наши власти ответили, у нас в реестрах написано, что он гражданин Финляндии, у него родной язык — финский язык. Какой русский мальчик? Это психотеррор, уголовное преступление против ребенка.

— Спасибо за беседу. Я предлагаю читателем и зрителя «Правды.Ру» подумать, какие могут быть у России рычаги воздействия, чтобы защитить русских детей от дьявольской финской ювенальной юстиции? И в чем причина ее направленности именно против россиян?

Видео (кликните для воспроизведения).

Читайте самое интересное в рубрике «Общество»

Ювенальная юстиция в финляндии изъятие детей
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here