Закон о профилактике домашнего насилия текст

Предлагаем ознакомиться со статьей: "Закон о профилактике домашнего насилия текст". Здесь подобран материал из авторитетных источников. В случае возникновения вопросов вы можете их задать дежурному специалисту.

Законодателями предложен комплекс мер по защите прав лиц, подвергающихся семейно-бытовому насилию

Согласно законопроекту семейно-бытовое насилие представляет собой умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления.

Законопроект направлен на защиту супругов, в том числе бывших, лиц, имеющих общего ребенка (детей), близких родственников, а также совместно проживающих и ведущих совместное хозяйство иных лиц, связанных свойством. Нарушителем является лицо, достигшее восемнадцати лет, совершившее или совершающее семейно-бытовое насилие.

Профилактика семейно-бытового насилия включает в себя оказание помощи лицам, подвергшимся насилию, выявление и устранение причин и условий его возникновения, пресечение насилия как явления, привлечение к ответственности виновных лиц.

Профилактическое воздействие осуществляется в формах правового информирования, профилактической беседы, учета и контроля, помощи в социальной адаптации и реабилитации лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, применения специализированных психологических программ, выдаче защитного предписания, а также судебного защитного предписания. Одновременно могут применяться несколько форм профилактического воздействия.

К примеру, защитным предписанием нарушителю может быть запрещено совершать семейно-бытовое насилие, вступать в контакты, общаться с лицом, подвергшимся насилию, в том числе по телефону, с использованием сети «Интернет», предпринимать попытки выяснять место пребывания лица, подвергшегося насилию, если это лицо находится в месте, неизвестном нарушителю. Неисполнение защитного предписания влечет ответственность, установленную законодательством РФ.

Нарушители обязаны участвовать в профилактических мероприятиях, получить вынесенные в их отношении защитные предписания, соблюдать установленные запреты.

В законопроекте приводится перечень субъектов профилактики семейно-бытового насилия, а также определены их полномочия в осуществлении мер профилактики.

Полный текст законопроекта, подготовленного членами Совета Федерации и депутатами Государственной Думы, опубликован на сайте Совета Федерации для общественного обсуждения.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Новое в российском законодательстве (ежедневно)

2 декабря 2019 года

БЕЗОПАСНОСТЬ И ОХРАНА ПРАВОПОРЯДКА

Законодателями предложен комплекс мер по защите прав лиц, подвергающихся семейно-бытовому насилию

Согласно законопроекту, семейно-бытовое насилие представляет собой умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления.

Законопроект направлен на защиту супругов, в том числе бывших, лиц, имеющих общего ребенка (детей), близких родственников, а также совместно проживающих и ведущих совместное хозяйство иных лиц, связанных свойством. Нарушителем является лицо, достигшее восемнадцати лет, совершившее или совершающее семейно-бытовое насилие.

Профилактика семейно-бытового насилия включает в себя оказание помощи лицам, подвергшимся насилию, выявление и устранение причин и условий его возникновения, пресечение насилия как явления, привлечение к ответственности виновных лиц.

Профилактическое воздействие осуществляется в формах правового информирования, профилактической беседы, учета и контроля, помощи в социальной адаптации и реабилитации лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, применения специализированных психологических программ, выдаче защитного предписания, а также судебного защитного предписания. Одновременно могут применяться несколько форм профилактического воздействия.

К примеру, защитным предписанием нарушителю может быть запрещено совершать семейно-бытовое насилие, вступать в контакты, общаться с лицом, подвергшимся насилию, в том числе по телефону, с использованием сети «Интернет», предпринимать попытки выяснять место пребывания лица, подвергшегося насилию, если это лицо находится в месте, неизвестном нарушителю. Неисполнение защитного предписания влечет ответственность, установленную законодательством РФ.

Нарушители обязаны участвовать в профилактических мероприятиях, получить вынесенные в их отношении защитные предписания, соблюдать установленные запреты.

В законопроекте приводится перечень субъектов профилактики семейно-бытового насилия, а также определены их полномочия в осуществлении мер профилактики.

Полный текст законопроекта, подготовленного членами Совета Федерации и депутатами Государственной Думы, опубликован на сайте Совета Федерации для общественного обсуждения.

Проект закона о профилактике семейно-бытового насилия

Обсуждение концепции законопроекта на официальном сайте Совета Федерации, как и было предусмотрено, продолжалось две недели.

Дискуссия вызвала значительный интерес со стороны общества. Поступило 11 186 комментариев, представляющих различные точки зрения. Все они будут проанализированы, конкретные предложения по корректировке концепции законопроекта будут переданы рабочей группе на рассмотрение.

Благодарим за проявленный интерес. Планируем продолжить практику общественного обсуждения социально значимых законодательных инициатив на официальном сайте Совета Федерации.

Свердловские общественники и полиция жестко раскритиковали законопроект о домашнем насилии

Сегодня в Общественной палате Свердловской области обсудили резонансный законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации», который был разработан депутатами Госдумы, сенаторами и экспертами. Уральские общественники обрушились на документ с критикой, которая в итоге вышла за пределы разумного. Вместе со вполне справедливыми замечаниями о размытости формулировок, о необходимости финансирования и о небольших противоречиях с федеральным законодательством участники круглого стола утверждали, что закон навязывают стране из-за рубежа, а цель его — дать заработать «феминизированным особям», разрушить семьи и уничтожить Россию. Подробности — в репортаже Znak.com.

«Это часть глобалистского проекта по сокращению народонаселения»

Первой на встрече выступила Людмила Виноградова — член Общественной палаты РФ, эксперт движения «Суть времени» Сергея Кургиняна и лидер «Родительского всероссийского сопротивления». Она сказала, что законопроект ни в коем случае нельзя принимать, потому что его текст «дефектный», он приведет к коррупции, к желанию заинтересованных НКО нажиться на гражданах России, а также ко вмешательству во внутренние дела семьи. «Лоббисты» закона, к которым она относит политолога Екатерину Шульман, общественницу Алену Попову и «других представителей феминистского сообщества», продвигают инициативу на деньги Евросоюза, уверена она.

«Проводились общественные мероприятия. И Крым, и Кавказ высказались ну просто очень отрицательно против этого законопроекта, — заверила Виноградова, а затем неожиданно сделала категоричное заявление. —

Когда-то Виноградова занимала должность председателя Красногорского районного суда Каменска-Уральского. По ее словам, в ее практике все конфликты супругов были связаны не с насилием, а с деньгами. «Женщины обращаются [в полицию] только в те моменты, когда не могли решить вопрос о разделе имущества: „Либо ты дашь мне машину и квартиру, либо я заведу на тебя уголовное дело“. Никогда в других случаях жена не ходила в суд и не заявляла о привлечении к ответственности. Никогда не было такого, чтобы один супруг ударил другого и они пошли в суд», — сказала она.

Читайте так же:  Раздел совместно нажитого имущества супругов подсудность

В своей речи Виноградова упомянула и декриминализацию побоев в семье, сказав, что она «послужила на руку полиции» и «сократила преступность». С этим согласилась представитель свердловского главка МВД Лилия Будкевич.

Патриарх Кирилл считает, что закон о домашнем насилии насаждается из-за рубежа

«Количество особо тяжких и тяжких преступлений, совершенных в быту, у нас сокращается. За 2019 год их стало меньше на 7,5%, всего 147 таких случаев. Связана ли декриминализация с этим или не связана, но большинство дел заканчиваются примирением», — отчиталась она.

Сотрудница МВД заверила, что правоохранители и так работают над профилактикой семейно-бытового насилия, причем успешно. Нарушителей ставят на учет, им также выдают официальные предостережения. Отдельной статистики по предостережениям, впрочем, нет, как нет и цифр о правонарушениях в семье — отдельной отчетности по ним также не ведут.

«Я скажу однозначно: это (законопроект — прим. Znak.com) нарушение конституционных прав. Никогда органы внутренних дел не пойдут на то, чтобы без судебного решения ограничивать в конституционных правах других людей, даже временно. Такой закон не может быть принят, это однозначно!

— заявила Будкевич. — В документе описывается какое-то виртуальное насилие. Это, по сути, не насилие». На последних словах двое сурово смотрящих мужчин плотного телосложения, сидящих на местах для гостей, зааплодировали.

С обличительной речью выступила общественница из Санкт-Петербурга Ольга Баранец. Она продолжила слова Виноградовой о том, что законопроект навязывают нам из-за рубежа, сообщив, что все делается по требованию Совета Европы.

«Хотела бы донести до вас сенсационные вещи, откуда ноги растут. Еще при Брежневе наша страна присоединилась к конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Россия обязана отчитываться перед комитетом по этой конвенции. И комитет недоволен, он настоятельно призывает Россию внедрить комплексную стратегию, чтобы искоренить стереотипы о роли и обязанностях женщин и мужчин в семье и в обществе.

Этот закон направлен на уничтожение семьи! Еще они просят легализовать проституцию и принять секспросвет в рамках этого закона» — заявила она.

Предыдущих ораторов горячо поддержал председатель совета общественного движения «Мужской путь» Андрей Брезгин. «В этом законе хозяином семьи будет НКО. Будут феминизированные особи, которые делают все, чтобы извлечь из этого деньги. Они будут насаждать свои порядки, свое видение. Секспросветы введут в школах, проституцию легализуют.

Есть шутки о заговоре. Почитаешь про „Римский клуб“, про деньги, понимаешь, что это серьезно все. Мягкой рукой за наши деньги будут уничтожаться семьи!» — взволнованно говорил он.

Самой спокойной и аргументированной была речь протоиерея Максима Миняйло, также выступившего против законопроекта. Он напомнил о том, что РПЦ считает документ разрушительным для семьи. И хотя священник также бросил несколько обвинений в сторону Запада, главным его опасением стала квалификация людей, которые бы занялись помощью и реабилитацией жертв насилия.

«Семья — это тонкая вещь, регулирование должно быть самым деликатным. И даже сейчас я сюда ехал, мне мой священник рассказывал, что он, человек с высшим математическим, педагогическим образованием, имел серьезные проблемы, когда пытался примирить семью. Это сложная, деликатная тема. Нужно быть большим профессионалом и человеком с большим опытом, чтобы не навредить. А навредить очень просто», — сказал он.

«Все они обращались в ОВД и не получили помощи»

С предыдущими ораторами не согласилась советник уполномоченного по правам человека в регионе Ирина Литвинова. В пику представителю полиции она заявила, что ситуация с бытовым насилием даже в отдельно взятой Свердловской области «действительно просто страшная». Она рассказала об исследовании, которое социологи провели в колонии ИК-6. Там опросили 36 женщин, убивших сожителей, и еще трех из тех, кого осудили за покушение на убийство.

«Все они признавали, что система профилактики не работает. Все они обращались в ОВД и не получили помощи. Трое из них обращались в полицию в день преступления — и также не получили помощи. Женщины сказали, что бесполезно обращаться в соцполитику. Страшная картина», — сказала Литвинова.

Описывать жестокие реалии продолжил уполномоченный по правам ребенка в регионе Игорь Мороков. «Есть факты, когда действительно преступление не совершается, но так домогаются, что просто невозможно. Три случая я отобрал, в двух — бывшие мужья не дают жизни, в одном случае — дама. Ситуация с ней такая — по суду детей поделили, оставили с отцом. Но часть доли в жилье принадлежало даме. Она все время селила туда кого-то, чтобы навредить. Отец не успевает отбиваться, замки менять. Проблема существует, и позиции, озвученные в законопроекте, могут иметь место быть, может, в административном производстве», — сказал он.

Но ни Мороков, ни Литвинова не поддержали законопроект. Детскому омбудсмену не понравились формулировки, отсутствие конкретных мер профилактики, а не наказания. Также он выступил против «защитных предписаний». Литвинова сообщила, что привлеченные уполномоченным по правам человека в Свердловской области эксперты заявили о дефективности проекта.

Свердловский депутат Госдумы раскритиковал законопроект о домашнем насилии

Уральский депутат Госдумы Максим Иванов, выслушав уполномоченных, сразу же загорелся желанием настроить уже существующую систему профилактики преступлений и правонарушений. Но перспектив у законопроекта он не видит. «Я думаю, что его никто не примет. Президент что на послании сказал? Вопросы семьи, верховенство нашего права. То, что у них за рубежом, не надо принимать у нас», — заявил Иванов.

Единственным голосом за законопроект был голос Ларисы Лазаревой, президента общественной организации помощи семьям «Аистенок». Она зачитала коллективное обращение от 33 НКО, в котором указано, что вопросов к закону много, но его надо принять хотя бы для начала процесса по защите членов семьи от насилия. «В случае принятия закона жертва хотя бы будет защищена государством, а не самой жертве придется собирать доказательства», — пояснила активистка.

Лазарева единственная из всех вызвала оживление зала, который до этого, казалось, особо и не слушал докладчиков. Это был гул негодования. Поднялась женщина, назвавшая себя учителем школы, и задала вопрос, который начинался с «как работает такой закон в Европе», а заканчивался «ведь, насколько я знаю, в Европе практически разрушен институт семьи».

Возмутилась и Баранец. Вступив в перепалку с Лазаревой, она буквально высмеяла ее. «Я вот сейчас над вами учинила психологическое насилие. Причем три раза. Я смотрела вам в глаза, я повышала интонацию, я махала руками в вашу сторону. В европейском законе это прописано как психологическое насилие. И где уверенность, что в закон, который под копирку слеплен по западному образцу, не потащат и такие же инструкции?» — выступала она.

Читайте так же:  Как заменить полис омс при смене фамилии

«Негативные последствия для общества и государства»

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия планируют внести в Госдуму в конце января 2020 года. Последнюю его версию разработали представители Федерального Собрания РФ. За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества, генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров.

Против выступают радикальные патриоты, представители РПЦ. К этому списку присоединится и Общественная палата Свердловской области.

Проект ее общественной экспертизы, в котором критикуется законопроект, был составлен еще до обсуждения. Первым пунктом в нем выражено мнение, что «законодательное предложение нарушает пределы вмешательства государства в семейные отношения». Общественники осуждают понятия, используемые в законопроекте, говорят о том, что они слишком размыты. Палата также не согласна с нормами о защитном предписании и судебном защитном предписании, считая, что они нарушают Конституцию РФ. Интересно, что все тезисы согласуются со словами Виноградовой.

Отдельно общественников возмутило «создание „законопроектом“ (почему-то это слово в документе заключено в кавычки — прим. Znak.com) правовых основ и условий для частного бизнеса». Опасения слабо аргументированы, все сводится лишь к тому, что в законопроекте для профилактики планируют задействовать широкий круг социальных организаций. Это не помешало заявить, что проект нацелен «на обеспечение и сопровождение частных коммерческих, идеологических и иных интересов неких „общественных объединений“».

«С учетом того, что „насилие“ по обсуждаемому „законопроекту“ включает в себя обычные житейские ситуации и воспитательные меры, „угрозы“ создания таких ситуаций имеются в каждой квартире», — также говорится в проекте документа.

В заключение указано, что принятие законопроекта повлечет «рост социальной напряженности, распространение семейных конфликтов, разрушение существующей системы профилактики правонарушений и преступлений, негативные последствия для общества и государства». «Действующих нормативных правовых актов в Российской Федерации в целом достаточно для защиты жертв домашнего насилия и наказания виновных лиц», — резюмировали там.

К этим пунктам добавятся выдержки из сегодняшнего заседания. Дополнения будут принимать еще три дня.

ФПА РФ поддержала законопроект о профилактике семейного насилия

Итак, вы прочитали законопроект, опубликованный на сайте Совета Федерации, каков ваш вердикт?

Елена Авакян: Предлагаемый законопроект заслуживает поддержки в целом, однако, есть некоторые детали, которые следует доработать в ходе его обсуждения.

Какие, например?

Елена Авакян: Одним из самых спорных и критикуемых моментов законопроекта является само определение семейно-бытового насилия, исключающее из предмета данного закона деяния «содержащие признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

Проще говоря, какие-то действия, не попадающие ни под УК, ни под КоАП. Но любое физическое насилие автоматически попадает под один из этих кодексов. Что же тогда могли иметь в виду автора проекта?

Елена Авакян: Очевидно, разработчики проекта полагали, что этот закон призван закрыть лакуну в законодательстве, и защитить жертву бытового насилия в случаях, когда в возбуждении уголовного или административного дела отказано. Однако данный законопроект по сути своей не предлагает альтернативных механизмов защиты, он лишь предлагает временные, я бы сказала, обеспечительные меры, позволяющие жертве насилия получить период охлаждения, в течение которого у нее будет возможность предпринять юридически значимые действия, направленные на окончательное изменение ситуации.

Вы имеете в виду защитные ордера, которые позволят жертве оградить себя от человека, представляющего угрозу? Кстати, как вам сама идея таких ордеров?

Елена Авакян: Сама по себе идея Защитного предписания витает в коридорах Государственной Думы уже несколько лет. И, безусловно, нас не может не радовать, что наконец-то она нашла свое воплощение в данном законопроекте. Хотя и трактуется здесь оно очень ограничительно, но лучше полпирожка, чем совсем ничего.

Другой глобальной проблемой Законопроекта, по мнению экспертного сообщества, являются несбалансированные сроки, на которые может быть выдано защитное предписание. 30 и даже 60 дней — совершенно недостаточный срок для рассмотрения гражданского дела и вступления решения по нему в законную силу, и уж тем более недостаточный срок для вынесения уголовного приговора.

Видимо, авторы законопроекта полагали, что после начала гражданского, уголовного или административного дела, в рамках этих дел могут быть приняты обеспечительные меры, свойственные каждому из видов процесса. Однако такая позиция ошибочна. Ни один из предлагаемых процессуальным законодательством механизмов обеспечения не идентичен защитному предписанию и не имеет своей целью защиту лица, обратившегося за защитой от личных посягательств, за исключением мер уголовного пресечения. Последние применяются по бытовым делам крайне неохотно, так как влекут за собой риски последующего возмещения государством ущерба в случае, если обвинения не подтвердится.

Какие обеспечительные меры вы имеете в виду?

Елена Авакян: Меры процессуального пресечения: арест, подписка о невыезде и т.п. Вероятно, логика авторов проекта была такова, что за время действия защитного предписания против виновного в домашнем насилии возбудят уголовное дело и назначат какую-то меру пресечения в предусмотренную Уголовно-процессуальным кодексом, например, возьмут под стражу. В таком случае, действительно бы отпала необходимость в защитном предписании, ведь человек находится в СИЗО.

Однако, как мы определились выше, защитное предписание — это часть процесса противодействия «семейно-бытовому насилию», которое не включает в себя административно- или уголовнонаказуемые деяния.

Но в том и проблема: правозащитники часто жалуются, что полиция не возбуждает дела, никаких мер пресечения, соответственно, к домашним тиранам не применяется.

Елена Авакян: Защитное предписание должно носить характер длительной защитной меры, прекращаемой по заявлению жертвы в тот момент, когда риск насилия, по мнению жертвы, минимизирован, либо когда дело, рассматриваемое по заявлению жертвы, окончено, а решение по нему вступило в законную силу. В исключительных случаях защитное предписание должно быть бессрочным, а в случаях, когда оно выдается в отношении несовершеннолетних детей — до достижения детьми совершеннолетия.

Не слишком ли жесткое предложение? Представьте, отец всыпал ремня сыну-подростку за то, что тот курил, какое-то НКО настроит ребенка против папы, и родителю запретят видеть сына, пока тот не вырастет?

Видео (кликните для воспроизведения).

Елена Авакян: Защитное предписание в отношении детей может быть самой крайней мерой, на случай постоянного и жестокого насилия против детей. Возможно, стоит предусмотреть обязательный периодический пересмотр запрета, но точно не автоматическое снятие его за истечением срока.

В любом случае, подобные перспективы как раз и пугают противников проекта. По их словам, создаются условия для массового вмешательства посторонних в дела семьи: чиновников, НКОшников, соседей. Стараниями доброхотов мелкие трения, которые есть в любой семье, будут раздуваться до масштаба вселенского пожара, в итоге мужьям запретят видеть жен, родителям — детей.

Елена Авакян: Пожалуй, главный недостаток законопроекта — его разбалансированность, явный гендерный перекос. В нашей стране, действительно, сложилась крайне прискорбная ситуация с очевидным семейным неравенством, судьба женщины во многих семьях — молчать и терпеть. Но несмотря на необходимость государственного реагирования на это безобразное по сути своей положение, законодательство не должно создавать намеренного обратного перекоса. Регулирование не должно создавать предпосылок для шантажа, не должно стимулировать недобросовестность, искушать простотой обеспечения проблем. А потому, законопроект должен предусматривать меры, направленные на предотвращение возможностей злоупотреблений защитными механизмами. Подобные механизмы, защитные ордера не должны иметь преюдициального значения при рассмотрении судебных дел. Необходимо проработать механизмы, делающие невозможным произвольное вмешательство в такие дела органов опеки и попечительства, риск вмешательства которых является чуть ли не главным фактором, сдерживающим женщин от обращения за защитой. Так как матери опасаются, что их сообщения о насилии приведут к изъятию детей из семьи, а значит и у них самих.

Читайте так же:  Подать на алименты в твердой форме

Это решаемая задача?

Елена Авакян: Балансирование весов не достигается путем сбивания грузов одной из чаш ногой, такое поведение приводит к перекачиванию весов в другую сторону, и мучительному поиску новых путей к балансу. Весы уравновешивают постепенным снятием грузов с перегруженной чаши. В нашем случае, необходимо ввести универсальный механизм защитного предписания, одновременно изменяя правоприменительной практику в области семейного насилия, уделяя внимание не столько суровости, сколько неотвратимости последствий противоправных действий для любого нарушителя не взирая на гендерную или социальную принадлежность.

«В нынешнем виде закон нерабочий»

Эксперты раскритиковали официальную версию закона против домашнего насилия

  • На сайте Совета Федерации появился текст законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия». Общественная кампания в поддержку закона идет не первый год: в 2016 году в Госдуму уже вносили документ о профилактике домашнего насилия. Тогда он не дошел до первого чтения, а в 2017-м побои, впервые «совершенные в отношении близких лиц», декриминализовали: уголовная ответственность наступает только при повторном привлечении правонарушителя. В этот раз над созданием текста законопроекта трудилась рабочая группа при Совете Федерации. Юристы Мари Давтян и Алена Попова, которые изначально разрабатывали документ, считают текущую редакцию закона крайне неэффективной. Общественное обсуждение проекта продлится до 15 декабря — до этого времени в него можно внести поправки. Корреспондентка «Новой» вместе с экспертами разобралась, что сейчас не так с законопроектом.

    Что такое домашнее насилие и кто может стать его жертвой?

    Согласно документу, семейно-бытовое насилие — это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

    При этом физический вред — те же побои — всегда попадает под действие либо административного правонарушения, либо уголовного преступления, говорит член рабочей группы Совфеда по подготовке закона Мари Давтян. «Юридически и технически документ составлен так, что это просто невозможно использовать», — говорит юрист.

    «По сути, физическое насилие выпало из закона».

    «[На сайте] выложили только рамочный закон, но есть еще изменения в отдельные законодательные акты, которые идут приложением, — рассказывает Алена Попова, член рабочей группы по подготовке закона в Госдуме. — В том виде, в котором он сейчас написан, закон вообще нерабочий. Когда есть насилие, всегда есть признаки правонарушения или преступления».

    К «лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию», закон относит бывших и нынешних супругов, людей с общим ребенком, близких родственников и людей, живущих вместе и ведущих совместное хозяйство, «связанных свойством». Последняя формулировка важна: согласно семейному праву, «свойство» — это отношения между людьми, возникающие из брачного союза одного из родственников. Получается, что в текущей редакции жертвы домашнего насилия, живущие в гражданском браке, не могут рассчитывать на защиту от государства.

    Среди принципов закона о домашнем насилии оказывается не защита жертвы от агрессора, а «поддержка и сохранение семьи». Еще один принцип — «добровольность получения помощи» жертвами семейного насилия. Исключения — несовершеннолетние и недееспособные люди.

    Кто займется профилактикой домашнего насилия?

    Заниматься делами, связанными с домашним насилием, будут органы внутренних дел, прокуратура, уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам человека, организации социального обслуживания (кризисные центры, центры экстренной психологической помощи) и медицинские организации, общественные объединения и НКО.

    Сотрудники ОВД, согласно документу, ведут профилактический учет, профилактический контроль и профилактические беседы, принимают заявления о факте насилия или его угрозе. Они же выносят защитное предписание для жертвы или же обращаются за ним в суд.

    Органы управления социальной защиты населения субъектов (к ним относятся государственные региональные органы) должны предоставлять жертвам социальные услуги, заниматься профилактическим воздействием (социальная адаптация и реабилитация жертв домашнего насилия, специализированные психологические программы), информировать органы внутренних дел о случаях семейного насилия или его угрозы.

    Организации соцзащиты предоставляют срочную помощь потерпевшим на основе заявления, поданного самой жертвой либо через законного представителя. Заявление может быть инициировано должностным лицом профильных органов и организаций.

    Надпись на плакате — отсылка к истории Маргариты Грачевой, которая лишилась кистей рук после избиения мужем. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

    Закон подразумевает возможность создания специализированного социального обслуживания (они могут быть негосударственными и некоммерческими) для адаптации и реабилитации жертв домашнего насилия. Они должны оказывать не только срочную социально-психологическую помощь пострадавшим, но и правовую, медицинскую помощь, педагогические и экономические услуги.

    Попова при этом указывает, что, исходя из закона «О государственной социальной помощи», рассчитывать на бесплатные услуги могут только нуждающиеся люди — например, малоимущие. Она настаивает, что признанная жертва домашнего насилия должна получать юридическую помощь бесплатно.

    Такие организации по закону тоже должны информировать сотрудников ОВД о фактах семейного насилия либо же о его угрозах или предоставлять им данные о обратившимися за помощью «в связи с проведением расследования, осуществлением прокурорского надзора или судебным разбирательством».

    Общественные объединения и НКО среди прочего могут содействовать примирению агрессора и жертвы. Против этого выступает Попова: она утверждает, что за примирением обычно следует новый эпизод насилия над потерпевшей, нередко заканчивающийся убийством.

    «Примирение означает, что жертве говорят: “Дура, сама виновата. А дети, а семья?! Примирись с Васей быстренько! ” А Вася чувствует, что за ним вся мощь государства», — говорит Попова.

    Юрист также настаивает на необходимости межведомственной коммуникации. «Статистику должны собирать разные субъекты. Полиция — свою, органы соцзащиты — свою, а медики — свою. Потому что, поверьте, статистика у них будет разная», — согласна с коллегой Мари Давтян.

    Из-за чего можно возбудить уголовное дело о домашнем насилии?

    Заявление о факте домашнего насилия может подать пострадавшая(-ий) или его законный представитель. Дело также возбуждается по решению суда, из-за, информации, поступившей от органов власти, обращений граждан, узнавших о домашнем насилии. Если сотрудник ОВД установил факт насилия, также заводится дело.

    Читайте так же:  Алименты ребенок имеет доход

    Однако о фактах угрозы граждане могут сообщать только в том случае, если потенциальная жертва находится в «беспомощном или зависимом состоянии». «По тексту закона, если граждане сообщат до «свершившегося насилия», а угрозы высказаны жертве, которая не находится в беспомощном или зависимом состоянии, то это не будет основанием для мер профилактики», — отмечает Алена Попова.

    Опубликован текст законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия

    Законопроект вводит в правовое поле основные понятия в этой сфере. Прежде всего — само определение «семейно-бытовое насилие». Это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

    Профилактика семейно-бытового насилия основывается на принципах поддержки и сохранения семьи, индивидуального подхода к каждому случаю, добровольности получения помощи жертвами, соблюдения прав человека, а также соблюдения конфиденциальности.

    В числе основных мер защиты пострадавших указаны защитное предписание и судебное предписание. В первом случае предписание выносят органы внутренних дел. Причем поводом для принятия профилактических мер может послужить не только личное обращение жертвы, но и сообщения о фактах бытового насилия или угрозе его совершения от граждан, организаций соцзащиты и даже медиков.

    Сотрудники органов внутренних дел могут ограничиться профилактической беседой с нарушителем, но если она не возымеет действия — вынести защитное предписание с согласия пострадавших или их законных представителей. Оно запрещает агрессору совершать насилие в отношении жертвы, контактировать с ней любыми способами — лично, по телефону или через интернет и устанавливать ее местонахождение. Предписание выносится сроком на 30 суток, в случае необходимости оно может быть продлено до 60 суток.

    «В случае если есть основания полагать, что вынесенное защитное предписание не обеспечивает безопасность и защиту лица (лиц), подвергшегося (подвергшихся) семейно-бытовому насилию, должностное лицо органа внутренних дел вправе обратиться в суд за судебным защитным предписанием», — говорится в тексте законопроекта.

    Судебное защитное предписание предусматривает вышеупомянутые запреты для нарушителя, а также другие, более жесткие профилактические меры. Оно обязывает агрессора пройти специализированную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с жертвой на срок действия предписания, но только «при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении». Судебное защитное предписание может быть выдано на срок от 30 суток до одного года.

    На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический контроль.

    Помимо государственных органов, к профилактике семейно-бытового насилия предполагается привлечь и общественные и некоммерческие организации. Они смогут в том числе «оказывать правовую, социальную, психологическую и иную помощь лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию; содействовать примирению лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, с нарушителем».

    Накануне спикер СФ Валентина Матвиенко анонсировала широкую дискуссию по законопроекту о профилактике семейно-бытового насилия, чтобы он стал «актом консолидации общества, а не причиной раздора». Она подчеркнула, что законопроект ни в коей мере не угрожает семейным ценностям, напротив — их разрушение происходит там, где превалирует бытовое и семейное насилие, где дети растут в недоброжелательной обстановке. По мнению спикера, проявления этого атавизма необходимо не просто пресечь, а изжить, сделать неприемлемым для общественного сознания. «Это только укрепит семью», — заявила она.

    «В обществе идет активная дискуссия по законопроекту о профилактике семейно-бытового насилия. Это свидетельствует о большом внимании граждан к данной теме, которая мало кого оставляет равнодушным. Мы видим, что споры не утихают, целый ряд общественных организаций высказал пожелания ознакомиться с законопроектом», — прокомментировала публикацию текста документа вице-спикер СФ Галина Карелова. По ее словам, решено продлить обсуждение до 15 декабря 2019 года. Ранее планировалось подготовить его к внесению в Госдуму до 1 декабря.

    Валентина Матвиенко пригласила к диалогу всех, кто заинтересован в качественной доработке законопроекта. В том числе — представителей Русской православной церкви и других традиционных конфессий. Спикер заверила, что все конструктивные предложения будут учтены.

    Заявление Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства в связи с обсуждением проекта Федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации»

    29 ноября 2019 года Совет Федерации опубликовал для общественного обсуждения законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации». Ознакомившись с его текстом, Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства считает необходимым заявить следующее:

    1. По нашему мнению, законопроект содержит целый ряд правовых дефектов, что делает его принятие недопустимым. Его нормы:

    – противоречат общепризнанным правовым принципам разумности, справедливости и равенства, а также общеизвестному принципу «разрешено все то, что не запрещено законом», вступая тем самым в противоречие с основаниями российского права;

    – нарушают конституционное требование правовой определенности, что создает «возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и неизбежно ведет к произволу, а значит — к нарушению принципов равенства и верховенства закона» [1] ;

    – при применении на практике могут привести и приведут к грубому и массовому нарушению прав граждан и семей, защищаемых Конституцией Российской федерации, нормами российского и международного права, таких как:

    • право на неприкосновенность жизни, личную и семейную тайну [2] ;
    • право на защиту информации о частной жизни граждан (и семей) [3] ;
    • право на частную собственность и свободу пользования ею (включая право не подвергаться лишению собственности иначе, чем по решению суда) [4] ;
    • право на жилище (включая право не подвергаться произвольному лишению жилища) [5] ;
    • право на конституционную презумпцию невиновности [6] ;
    • право на конституционную защиту семьи, материнства и отцовства (включая конституционную презумпцию добросовестности родителей) [7] ;
    • право на свободное воспитание детей родителями в соответствии со своими убеждениями и национальными традициями [8] ;
    • право на уважение к семейной жизни и т.п.

    – содержат положения явно коррупциогенного характера (коррупциогенные факторы в смысле, определенном ст. 1 ч. 2 Федерального закона от 17.07.2009 N 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов») [9] , что «создает условия для проявления коррупции» [10] .

    Фактически, законопроект направлен на создание новой системы правовых норм, параллельных существующим нормам уголовного законодательства и законодательства об административных правонарушениях (защищающим граждан от реального противоправного насилия).

    Эта новая система правовых норм предполагает существенное поражение граждан в их правах (в том числе семейных), сравнимое с ограничениями, налагаемыми на преступников и людей, совершающих административные правонарушения, и даже их превосходящее. При этом она исходит из фактической презумпции виновности лиц, объявляемых «нарушителями», не предполагает для них никаких процессуальных гарантий, стандартов доказывания предполагаемой вины. Это представляется совершенно недопустимым.

    Читайте так же:  Усыновление ребенка без брака

    В силу неопределенности норм законопроекта практически любое нормальное человеческое действие может быть признано «семейно-бытовым насилием», любой совершеннолетний человек может быть произвольно объявлен «нарушителем» и подвергнуться «мерам профилактики» имеющим откровенно репрессивный характер.

    2. Наряду с этими правовыми дефектами, законопроект содержит серьезные концептуальные дефекты, делающие его несовместимым с традиционными российскими духовно-нравственными ценностями.

    В частности, он имеет явную антисемейную направленность, умаляя права и свободы людей, избравших семейный образ жизни, рождение и воспитание детей в сравнении с остальными. Несправедливо обременяя семейных людей и родителей, законопроект, тем самым, фактически вводит особое «наказание за семейную жизнь».

    Такой подход выглядит крайне странным в ситуации, когда на государственном уровне делаются заявления о необходимости решения демографических проблем, повышения рождаемости, защиты и укрепления семьи, возрождения традиционных семейных ценностей.

    Законопроект создает условия для разжигания внутрисемейных конфликтов, в частности «бракоразводных войн» (в которых положения аналогичных законов широко используются в зарубежных странах). Предлагаемые им подходы и его расплывчатые нормы неизбежно поведут к уничтожению нормальных семейных и родственных отношений, природа которых предполагает опору на взаимное доверие и уважение.

    Создается ситуация, когда каждый сможет в любой момент, без реальных оснований, воспользоваться возможностями системы «профилактики семейно-бытового насилия» против своих близких. В такой ситуации межличностными отношениями начинают править не доверие и взаимопомощь, не любовь и уважение, а взаимный страх и подозрительность. Все, что сказано или сделано в семье, между близкими людьми в любой момент может быть использовано ими друг против друга. Такая ситуация разрушительна для семейного образа жизни и традиционных семейных и духовно-нравственных ценностей.

    Помимо этого, в сочетании с уже существующими нормами российского законодательства (некоторые из которых далеко не совершенны), законопроект создает новые возможности для произвольного отстранения родителей от воспитания детей, разлучения детей и родителей [11] .

    Положения законопроекта противоречат основам российского семейного права, а также Концепции демографической политики РФ на период до 2025 года [12] и Концепции семейной политики в РФ на период до 2025 года [13] , которые указывают на необходимость укрепления семьи, сохранения традиционных семейных ценностей, повышения авторитета родителей в семье и обществе [14] .

    Это крайне опасно, поскольку, как справедливо отмечает Конституционный Суд РФ, «семья, материнство и детство в их традиционном, воспринятом от предков понимании представляют собой те ценности, которые обеспечивают непрерывную смену поколений, выступают условием сохранения и развития многонационального народа Российской Федерации, а потому нуждаются в особой защите со стороны государства» [15] .

    3. Особую озабоченность вызывает то, что многие соавторы и сторонники законопроекта добиваются его принятия, широко используя заведомую ложь. Наш народ убеждают, что российская семья – это просто мрачный застенок и пыточная камера для женщин и детей. Чтобы создать это впечатление, распространяются данные, которые выдаются за статистику, но, в действительности, не имеют под собой никаких реальных оснований.

    Нас пытаются уверить, что в России 40% тяжких преступлений совершаются в семьях, что ежегодно 14 тысяч женщин убивают мужья, что каждый год от семейного насилия страдают 16 миллионов женщин и т.п. Но при внимательном изучении оказывается, что эти данные слабо или вообще никак не связаны с реальностью [16] .

    С помощью подобных ложных утверждений неблагонамеренные люди манипулируют общественным мнением, воздействуя на эмоции доверчивой публики. Они старательно создают у общества впечатление, что брак и семья – это зло, источник угрозы и опасности для женщин и детей. Между тем хорошо известно, что это неправда. Реальные статистические данные убедительно показывают, что брак и основанная на нем семья – это основная защита женщин и детей от всех реальных угроз, с которыми они могут столкнуться.

    Добиваясь принятия закона о профилактике именно «домашнего» или «семейно-бытового насилия», эти люди игнорируют реальные причины настоящего насилия. Между тем, они хорошо известны – это кризис нравственного сознания, невнимание к традиционным семейным и духовно-нравственным ценностям (и пропаганда, откровенно направленная против них), потребительское отношение к жизни, а также связанные со всем этим эрозия семейного образа жизни, алкоголизм и наркомания. Повышают риски реального насилия и стрессовые факторы – такие, как стесненные жилищные условия семей и экономические потрясения.

    Вместо решения реальных проблем общественность убеждают, что источник насилия – дом и семья. Собственно именно ради этого исторически понятия «домашнего» и «семейного насилия» и были сконструированы представителями радикальных антисемейных идеологий, таких, как феминизм, которые сознательно ставили перед собой цель деконструкции семьи, семейной жизни и всех связанных с ними традиционных ценностей. Использование подобных понятий лишь затрудняет понимание и анализ реальных причин социальных проблем.

    Антисемейная пропаганда не поможет решить эти проблемы, снизить количество насильственных преступлений и правонарушений в быту, в том числе и семейном, по-настоящему защитить их жертвы. Напротив, она содействует росту уровня насилия в обществе, подрывая его основу – семью. Такого рода пропаганда безнравственна, разрушительна и опасна не только для общественной жизни, но и для национальной безопасности.

    4. На этом фоне не вызывает удивления тот факт, что предлагаемый законопроект активно поддерживают организации, связанные с радикальными антисемейным идеологиями («ЛГБТ»-идеология, феминизм), а также значительное количество организаций, официально получающих иностранное финансирование. В его поддержку также активно выступают некоторые средства массовой информации и международные структуры, не скрывающие антироссийского характера своей деятельности.

    При этом представители множества организаций, работающих в сфере защиты семьи и прав родителей, традиционных российских духовно-нравственных ценностей, обеспокоены этим законопроектом и считают недопустимым его принятие. Считаем, что законодателям следует обратить внимание на их позицию [17] .

    5. Как отмечают специалисты, предлагаемые законопроектом меры неэффективны в предотвращении реального противоправного насилия. Опыт зарубежных стран показывает, что они едва ли способны предотвратить преступные действия, одновременно приводя к массовому нарушению прав невиновных, законопослушных граждан[ 18] .

    Действительно существующие в обществе проблемы, связанные с реальными насильственными преступлениями и правонарушениями, необходимо решать совершенно иными методами. Эти методы должны соответствовать принципам справедливости и разумности, традиционным российским семейным и духовно-нравственным ценностям, нашей культуре. Они должны быть свободны от влияния антисемейных идеологий, не наносить вреда семье и не нарушать основополагающие права родителей.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Учитывая все сказанное, очевидно, что законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» неприемлем как с правовой, так и с концептуальной точки зрения. Патриаршая комиссия просит законодателей отказаться от его рассмотрения и принятия.

    Закон о профилактике домашнего насилия текст
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here